yaqir_mamlal (yaqir_mamlal) wrote,
yaqir_mamlal
yaqir_mamlal

из сегодняшней газеты

"Несокрушимая скала": цифры и факты

Дов Конторер

Завершившаяся наземная операция была, по всей видимости, крупнейшей за всю историю военных действий в секторе Газы: с израильской стороны в ней были задействованы три дивизии, семь бригадных тактических групп. Это потребовало привлечь к участию в операции почти все кадровые части ЦАХАЛа: четыре из пяти пехотных и все три танковые бригады, с приданными им батальонами инженерных войск и артиллерийскими дивизионами, а также некоторые спецподразделения. Для замещения этих сил в других районах, выполнения вспомогательных задач в секторе Газы и обеспечения оперативного резерва были призваны 82,2 тысячи резервистов.

Теоретически израильским силам противостояли в секторе Газы шесть бригад "Азаддин аль-Касам", сформированных на базе шести основных населенных пунктов данного района, три вспомогательные бригады (северная, центральная и южная), отборный батальон "Нухба", боевые группы которого были рассредоточены по всем территориальным бригадам, и отряды "народной милиции" (т.н. мурабитун). Накануне израильской операции общая численность этих формирований составляла порядка 25 тысяч человек, но реально в военных действиях принимали участие далеко не все боевики "Азаддин аль-Касам". С учетом того, что каждая бригада ХАМАСа могла вывести на линию огня для участия в настоящих боях лишь один хорошо подготовленный батальон, у военных экспертов было принято мнение о том, что как расчетная единица формирования "Азаддин аль-Касам" эквивалентны одной дивизии, несмотря на большое число входящих в нее бригад. Кроме вышеуказанных формирований ХАМАСа против частей ЦАХАЛа действовали еще несколько тысяч боевиков "Исламского джихада" и других палестинских организаций.

Заявленная израильским руководством задача наземной операции выполнена: все известные ранее и обнаруженные в ходе операции туннели, через которые противник мог совершать диверсионные вылазки на территорию Израиля, демонтированы и взорваны инженерными силами ЦАХАЛа. Всего за время операции было уничтожено тридцать два таких туннеля и множество местных подземных ходов, соединявших огневые и наблюдательные позиции противника в приграничной полосе. За все время операции атакам с воздуха и с земли подверглись 4762 объекта террористической инфраструктуры в секторе Газы, в числе которых пресс-служба ЦАХАЛа называет 1678 пусковых ракетных установок, 977 пунктов управления и связи, около полутора тысяч объектов, угрожавших маневру израильских сил, 237 административных объектов, около двухсот складов и цехов по производству оружия.

Точечные ракетные удары по объектам противника наносились с воздуха, с боевых кораблей и посредством управляемых ракет, используемых спецподразделением "Маглан" и отборным артиллерийским подразделением "Мейтар". Ствольная артиллерия применялась в тех случаях, когда было необходимо обеспечить свободу маневра сухопутным частям или прикрыть от вражеских атак попавшее в трудную ситуацию подразделение ЦАХАЛа.

За двадцать девять дней операции противником было выпущено по территории Израиля 3356 ракет разного радиуса действия, из которых 578 были сбиты батареями "Железного купола", 2532 разорвались на открытой местности, 116 - в застроенной местности, 119 – на территории сектора Газы.

По израильским данным, всего за время операции в секторе Газы было убито 1768 и ранено около 9300 человек. По палестинским данным, в Газе убито 1865 и ранено 9563 человека. В сообщениях палестинских источников в одних случаях не указывается вовсе и в других намеренно занижается число убитых и раненых боевиков; статистика потерь чаще всего дается этими источниками по территориальному признаку: 501 убитый в районе Хан-Юниса, 421 - в городе Газа, 290 - в Бейт-Лахии, 264 - в Рафиахе, 241 – в Дейр эль-Балахе и т.д. По израильской оценке, примерно половина убитых в секторе Газы, от семисот до тысячи человек, приходится на долю боевиков ХАМАСа, "Исламского джихада" и других террористических организаций.

По данным агентства UNRWA, около 485 тысяч жителей сектора Газы были вынуждены временно покинуть места своего проживания в период израильской операции. Тот же источник указывает, что в секторе Газы разрушено 10690 зданий, повреждено 140 школ, закрылось пять больниц. В период операции Израиль не прекращал транзит гуманитарной помощи жителям Газы: туда было доставлено свыше 1490 грузовиков с продовольствием, 220 грузовиков с товарами первой необходимости, 106 грузовиков с медикаментами. Следует также отметить, что и в Израиле многие тысячи человек, проживающих вблизи границ сектора Газы, были вынуждены временно покинуть свои дома в период активных боевых действий в данном районе.

В ходе наземной операции в секторе Газы с 18 июля по 1 августа погибли шестьдесят четыре солдата и офицера ЦАХАЛа. Почти половина павших приходится на долю четырех пехотных бригад: "Голани" потеряла в Газе шестнадцать солдат и офицеров, Парашютно-десантная бригада лишилась восьми бойцов, бригада "Нахаль" – четырех, "Гивати" – трех. Всего в Газе погиб тридцать один пехотинец, из которых девять служили в отборных рейдовых батальонах (такие батальоны, включающие разведывательную, противотанковую и инженерную роты, имеются в составе каждой пехотной бригады). Среди погибших – заместитель командира рейдового батальона "Голани" майор Цафрир Бар-Ор и командир разведроты "Гивати" майор Беная Сарэль.

Танковые бригады потеряли убитыми четырнадцать солдат и офицеров, в том числе 188-я бригада – семерых, 7-я бригада – шестерых, 401-я бригада – одного. Следует, однако, заметить, что основные потери танкисты и части боевого обеспечения танковых бригад понесли в результате минометных обстрелов, застигавших их на открытой местности с израильской стороны границы; кроме того, два офицера-танкиста, капитан Дмитрий Левитас и капитан Натан Коэн, были убиты снайперским огнем в секторе Газы. Противотанковые средства противника оказались бессильны против израильских танков, оснащенных системой активной защиты "Меиль руах" ("Ветровка").

Эта система не менее десяти раз срабатывала на уничтожение противотанковых ракет, выпускавшихся по израильским танкам, и ее применение всегда было успешным. В четырех случаях система "Меиль руах" спасла от поражения ракетами танки комбатов. Единственный танк, который удалось повредить боевикам ХАМАСа, не был оснащен "Меиль руах" (установка этой системы на всех израильских танках задерживается из-за ее высокой стоимости, составляющей порядка 2 млн шекелей за комплект). Для сравнения: в 2006 году в ходе Второй ливанской войны боевикам "Хизбаллы", активно использовавшим современные ПТРК, удалось уничтожить пять и повредить 47 израильских танков, причем было убито 23 и ранено 26 танкистов ЦАХАЛа. Высокая надежность "Меиль руах" позволила израильскому командованию использовать танки в условиях, которые считаются крайне опасными для их боевого применения. Результаты проверки, которую выдержала эта система в ходе операции "Несокрушимая скала", трактуются экспертами как "возвращение танка на поле боя".

Батальоны инженерных войск, действовавшие в составе бригадных тактических групп, и рота тяжелой техники Южного военного округа потеряли убитыми пятерых солдат и офицеров. Спецподразделение "Маглан" потеряло убитыми трех бойцов в заминированном здании поликлиники UNRWA в Хан-Юнисе, спецподразделение "Яхлом" – одного бойца (его группа была атакована противотанковой ракетой в Бейт-Хануне).

Четырех офицеров и курсантов потеряла бригада, сформированная на базе Офицерской школы ЦАХАЛа; трое из них погибли у киббуца Нир-Ам в столкновении с боевиками ХАМАСа, проникшими на израильскую территорию по подземному ходу. В этом же бою погиб прапорщик территориальной дивизии "Газа". Из состава бригады, сформированной на базе Школы младшего комсостава, погибли пятеро бойцов; все – при нападении боевиков ХАМАСа на полевой пост возле киббуца Нахаль-Оз.

Среди погибших офицеров ЦАХАЛа – один подполковник, три майора, шесть капитанов, три лейтенанта и два младших лейтенанта (следует учитывать, что некоторым из них очередное воинское звание было присвоено посмертно). Самым высокопоставленным военным, погибшим в ходе операции в Газе, стал подполковник Долев Кедар, командир пехотного батальона курсантов Офицерской школы. Не менее шести погибших приходится на долю резервистов, призванных на действительную службу с началом операции "Несокрушимая скала".

Районами наиболее ожесточенных столкновений в секторе Газы оказались квартал Саджаия (там ЦАХАЛ потерял убитыми шестнадцать солдат и офицеров), район Хан-Юниса (девять убитых), Бейт-Ханун (пятеро), Рафиах (трое) и центральная агломерация лагерей беженцев (трое). Наиболее эффективными боевыми средствами противника были противотанковые ракеты и РПГ, с успехом применявшиеся против старых бронетранспортеров и боевых групп израильской пехоты, действовавших на открытой местности или занимавших позиции в зданиях. Следующими по эффективности средствами противника оказались минные ловушки и снайперский огонь с удаленных позиций. Прямых боестолкновений на малых дистанциях в ходе операции в Газе было сравнительно мало, поскольку боевики ХАМАСа, как правило, уклонялись от контактного боя, в котором они ощущали явное превосходство израильтян.

На территории Израиля в период операции в Газе погибли двадцать два солдата и офицера ЦАХАЛа, в том числе одиннадцать – в столкновениях с боевиками ХАМАСа, проникавшими на территорию Израиля с помощью подземных ходов. ЦАХАЛ понес потери убитыми в трех таких столкновениях: возле киббуца Эйн ха-Шлоша погибли двое военнослужащих, возле киббуца Нир-Ам - четверо, возле киббуца Нахаль-Оз - пятеро. Еще одиннадцать солдат и офицеров погибли от минометного огня в районах сосредоточения израильских войск у границ сектора Газы: девять – на территории регионального совета Эшколь, двое – на территории регионального совета Сдот-Негев.

Среди израильских городов наибольшие потери убитыми в ходе операции в Газе понес Иерусалим: семеро павших солдат и офицеров ЦАХАЛа были жителями столицы. По трое убитых приходится на Тель-Авив, Холон и Ришон ле-Цион, по двое - на Беэр-Шеву, Кфар-Сабу и Модиин.

В период операции "Несокрушимая скала" от минометных обстрелов вблизи границ сектора Газы погибли два гражданских лица: Дрор Ханин, житель самарийского поселения Бейт-Арье, приехавший к пропускному пункту "Эрез" с подарками для солдат, и Китьянгель Наркоран, иностранный рабочий из Таиланда. Уда Аль-Вадаж, житель бедуинского поселка в районе Димоны, погиб в результате взрыва ракеты, выпущенной из сектора Газы.

Ко времени написания этих строк в израильских больницах оставалось около ста раненых военнослужащих, в том числе девять - в тяжелом состоянии. Всего во время операции в Газе ранения разной степени тяжести получили около пятисот солдат и офицеров ЦАХАЛа и порядка семисот граждан Израиля, причем последнее число включает получивших легкие травмы в результате поспешного поиска убежища и лиц, обратившихся за медицинской помощью в связи с посттравматическим стрессовым расстройством.

"Вести", 7 августа 2014


Ultima Thule

Дов Конторер


Что ими движет

Ключевые параметры проблемы, связанной с существованием в секторе Газы государства террора, не изменились и теперь, с завершением очередного этапа очередной израильской операции. Корни этой проблемы могут определятья по-разному, в зависимости от априорных идеологических установок определяющего, но ее практическим выражением несомненно является способность ХАМАСа подвергать израильский Юг и, в меньшей степени, всю территорию нашей страны ракетным обстрелам, одновременно угрожая жителям приграничной израильской полосы минометными обстрелами и туннельными атаками.

В будущем у Израиля, вероятно, появится надежная технологическая защита от этих угроз, когда противоракетную оборону "Железного купола" дополнит система обнаружения диверсионных подкопов и, может быть, лазерная ПРО, способная осуществлять успешный перехват артиллерийских и минометных снарядов в безоблачную погоду. В рамках данной статьи не будут обсуждаться сравнительные достоинства "Железного купола" и израильского "Наутилуса" (или основанного на его технологии американского комплекса Skyguard), не раз становившиеся в прошлом предметом бурной полемики. Здесь достаточно отметить, что даже в случае создания многослойной системы защиты вокруг сектора Газы способность противника периодически навязывать Израилю конфронтацию, сопряженную с нарушением нормального ритма жизни почти на всей его территории и имеющей чрезвычайно высокую экономическую себестоимость, останется серьезной проблемой.

Наконец, еще до создания многослойной системы необходимо предотвратить массовый отток израильского населения из приграничной полосы, уязвимой для минометных обстрелов и туннельных атак. Считается, что последний фактор, имеющий наибольший психологический эффект, в решающей степени нейтрализован последней израильской операцией, но так ли это в действительности, пока не известно. Что же до минометных обстрелов, то они остаются серьезной опасностью для жителей прилегающих к Газе районов. Обычная дальность боя для 120-мм миномета составляет порядка восьми километров, для 80-мм миномета – до четырех километров, и, соответственно, численность израильского населения в зоне поражения этим оружием, включающей город Сдерот, составляет около 40 тысяч человек.

Вполне очевидно, что кардинально решить указанную проблему можно только в том случае, если противник будет лишен способности угрожать Израилю вышеупомянутыми средствами, т.е. в случае реоккупации сектора Газы и осуществления там последовательной "зачистки". Но то, что такое решение не было реализовано ни в 2009 году, при проведении операции "Литой свинец", ни в 2012 году, когда операция "Облачный столп" проводилась уже при правительстве Биньямина Нетаниягу, ни на нынешнем витке конфонтации, говорит о том, что военно-политическое руководство Израиля видит в реоккупации Газы такое решение, которое будет хуже самой проблемы. Именно этим, а не страхом перед державным гневом США или значительными потерями, которых потребует полномасштабная наземная операция в Газе, обусловлено то, что израильский кабинет и при Ольмерте, и при Нетаниягу пытается лишить ХАМАС не способности, а готовности использовать против Израиля имеющиеся у него средства агрессии.

Данное обстоятельство обрело особенную красноречивость теперь, поскольку в качестве лидера оппозиции Нетаниягу охотно критиковал правительство Ольмерта за то, что оно "остановилось на полдороги", и обещал, что сам он непременно "доведет дело до конца" и обрушит власть ХАМАСа в секторе Газы. С тех пор Нетаниягу уже второй раз доказывает согражданам самым убедительным образом, что эти его слова были популистской демагогией и что он категорически не желает такого развития событий, при котором Израиль низвергнет исламистское правительство в Газе. При этом Нетаниягу видит сегодняшнее настроение израильского общества и понимает, что отказ от решения, подразумевающего разгром ХАМАСа, сопряжен для него с прямыми политическими потерями. И если в ноябре 2012 года его поведение еще можно было связывать с тем, что более решительным действиям в Газе противится министр обороны Эхуд Барак, то теперь попытка перевести стрелки на Моше Яалона окажется вовсе неубедительной.

В отличие от большинства критиков Нетаниягу, автор этих строк не склонен объяснять его сегодняшнее поведение нерешительностью или податливостью политическому давлению извне, при всем значении последнего фактора. Более того, можно предположить, что Нетаниягу мог бы получить на определенных условиях американский карт-бланш на такую операцию в Газе, результатом которой стало бы низвержение власти ХАМАСа над этим районом. Возможно даже, что заручиться согласием США на такие действия ЦАХАЛа в Газе было бы легче, чем сохранять необходимый Израилю уровень американской поддержки при осуществлении достаточно долгой и разрушительной операции, реальная цель которой, помимо уничтожения диверсионных туннелей, состоит в том, чтобы лишить противника готовности атаковать Израиль имеющимися у него средствами.

В связи с вышесказанным я полагаю, что сегодняшняя позиция Биньямина Нетаниягу и Моше Яалона обусловлена тем, как они понимают реальный израильский интерес (чего не скажешь об упоминавшихся выше предвыборных заявлениях Нетаниягу и о некоторых забористых пассажах в книге Яалона "Долгий короткий путь"). Все признаки указывают на то, что также и Генштаб, возглавляемый Бени Ганцем, рассматривает комплекс проблем, связанных с сектором Газы, аналогичным образом. Можно спорить с концепцией, которой следует "тройка", и тем более можно – даже необходимо – указывать на пределы ее применимости, но для этого, во всяком случае, нужно ее понимать.


Международный контроль

Здесь я вынужден в который раз повториться и указать на то, что в случае свержения власти ХАМАСа в секторе Газы возможны только четыре варианта дальнейшего развития событий: долгосрочная израильская оккупация, установление международного контроля над сектором Газы, передача его под власть Абу-Мазена или бандитская фрагментация данной территории и воцарение на ней абсолютного хаоса.

На политическом горизонте не видно международной силы, желающей и способной взять на себя контроль над сектором Газы, гарантировав Израилю предотвращение атак оттуда. Не далее как на этой неделе министр иностранных дел Авигдор Либерман предложил ООН поднять эту перчатку, но мы не наблюдаем пока признаков того, что ООН будет готова принять Газу из наших рук - даже в том случае, если израильские солдаты заблаговременно произведут там, ценой своей крови, основательную "зачистку".

В ноябре 2005 года пропускной пункт на границе сектора Газы с Египтом был передан под контроль Миссии пограничной помощи Евросоюза в Рафиахе (EU Border Assistance Mission Rafah), однако уже полтора года спустя, когда ХАМАС захватил власть в Газе, перебив и вышвырнув оттуда чиновников Абу-Мазена, вместе с ними из Газы бежали и сотрудники пограничной миссии Евросоюза. Можно, конечно, рассчитывать на то, что после израильской "зачистки" ХАМАС присмиреет, но, с другой стороны, для того, чтобы превратить Газу в ад для международных сил, которые примут ее, по замыслу Либермана, из израильских рук, нет нужды в реактивных снарядах и тяжелых минометах. Стрелковое оружие и взрывчатка останутся там в заметных количествах, как бы тщательно не вычищали Газу наши солдаты. Соответственно, перманентный террор, средства для которого всегда останутся в Газе, будет способен отравить жизнь миротворцам достаточно быстро – ведь "голубые каски" ООН, в отличие от солдат ЦАХАЛа, не будут ощущать груз ответственности за безопасность своей страны и своих близких.

Опыт поведения миротворцев ООН в Сребренице, Сомали, на Синае, в Ливане, на Голанских высотах и во многих других местах неизменно свидетельствует о том, что "голубые каски" отступают перед опасностью или вовсе бегут от нее. Миротворцы ведут себя иначе только в тех случаях, когда они сражаются не за малопонятные им цели ООН, а за конкретные интересы своей страны, как это было, к примеру, с российскими миротворцами в Южной Осетии или с французскими миротворцами в некоторых странах Африки. Но где найдется международная сила, которая будет рассматривать предотвращение ракетно-минометных обстрелов израильской территории и туннельных атак из сектора Газы как свой кровный интерес? Если у министра иностранных дел есть конкретные соображения по этому поводу, было бы хорошо ознакомить с ними израильских граждан прежде, чем правительство произведет реоккупацию Газы в расчете на призрачную перспективу передать этот район под внешнее управление.


Чем плох Абу-Мазен

Но допустим, что это будет не международный контроль под эгидой ООН, а власть Абу-Мазена. Сама идея использовать израильских солдат как пушечное мясо для возвращения в Газу этого фанфарона и его присных, изгнанных оттуда семь лет назад грязными тряпками, вызывает нешуточное отвращение. Но попробуем преодолеть это чувство и взглянуть на проблему "без эмоций": чем плох Абу-Мазен, если он сможет решить проблему, которая уже в третий раз за шесть лет вынуждает Израиль осуществлять крупномасштабные военные операции в секторе Газы, растрачивая на них жизни своих солдат, огромные финансовые средства и вовсе не безграничный кредит политической поддержки извне?

Проблема, во-первых, в том, что передача Газы под контроль Абу-Мазена, власть которого будет принесена туда "на израильских штыках", столкнется со значительным сопротивлением местного населения, так что реализуемость данной схемы сразу же вызывает сомнения. Во-вторых, даже при успешном переподчинении Газы администрации Абу-Мазена в этом районе останется немало озлобленных исламистов, для которых пальба по Израилю из всего, что получится утаить, станет самым удобным способом выразить свои чувства к нам и к ФАТХу одновременно (ровно это наблюдалось в Газе до исламистского переворота 2007 года). И именно потому, что ХАМАС, как нам часто напоминают, выражает умонастроение широких масс, трудно вообразить, что навязанная этим массам власть окажется достаточно сильна для того, чтобы блокировать направленные против Израиля атаки – даже в том случае, если она будет действительно в этом заинтересована, что само по себе внушает сомнения.

Скорее наоборот: более или менее явное попустительство по отношению к ослушникам, которые атакуют Израиль, но не покушаются прямо на власть Абу-Мазена, станет для самого Абу-Мазена, его преемника или наместника клапаном, позволяющим сбрасывать слишком высокий уровень внутреннего давления в данном районе.

Наконец, в-третьих: в случае неожиданного успеха передача сектора Газы по власть Абу-Мазена приведет к политической консолидации ПА и, как следствие, к повышению ее статуса и обусловленных им возможностей за столом переговоров, в чем Израиль не может быть заинтересован. Изолированная Газа удобнее Израилю, чем шаткая власть Абу-Мазена над этим районом, не способная гарантировать полное прекращение ракетно-минометных обстрелов, но достаточная для того, чтобы требовать от Израиля предоставления палестинцам экстерриториального транспортного коридора Газа-Хеврон и многих других уступок.

Наконец, допустить бандитскую фрагментацию Газы Израиль также не может, поскольку в этом случае он лишится всякого адреса для ответных ударов. Дальнейшая власть ХАМАСа, осознающего в какой-то мере свою ответственность за благополучие местного населения и имеющего известный набор уязвимых объектов и интересов, выглядит предпочтительно в сравнении с перспективой полного хаоса. Еще до завершения наземной фазы операции в Газе Рон Бен-Ишай, военный обозреватель "Едиот ахронот", выразил ту же мысль следующими словами: "Стратегически нет никакого смысла продвигаться вглубь застроенной территории или окружать город Газа, если мы не собираемся свалить власть ХАМАСа и остаться в секторе Газы на годы – до тех пор, пока не найдется ответственный и дееспособный актор (например, Абу-Мазен) который заменит нас и возьмет на себя отправление власти в данном районе, пусть хотя бы гражданской власти. Любой другой вариант превратит Газу в Сомали, и в такой ситуации мы еще будем скучать по ХАМАСу".


"За" и "против" реоккупации

В связи с вышесказанным следует исходить из того, что вероятным результатом свержения власти ХАМАСа окажется постоянная или длительная оккупация сектора Газы израильскими войсками. В свете серьезнейших проблем, которыми обернулось для Израиля отступление из Газы, многие склонны сейчас пренебрегать ее тяготами.

Прямые потери в ходе боевых действий по захвату сектора Газы? Но они, в отличие от потерь, которые и так несет ЦАХАЛ и которые могут оказаться напрасными, по крайней мере решат проблему ракетно-минометных обстрелов и туннельных атак. Неизбежные потери при последующем удержании Газы под израильским военным контролем? Хаггай Сегаль ("Макор ришон") подсчитал, что с 1967-го до 2005 года в секторе Газы погибли 286 солдат ЦАХАЛа и еврейских поселенцев, так что на один год израильской оккупации приходится 7,5 убитых. За девять лет, прошедших со времени "одностороннего отделения", в ходе военных операций в Газе и в результате осуществлявшихся оттуда ракетно-минометных обстрелов погибло более ста израильтян, так что среднегодовое число наших потерь убитыми превышает 11 человек, не говоря уж о том, что потери палестинского населения выросли многократно.

Существующее положение вещей настолько безрадостно и надежды на его принципиальное изменение к лучшему после третьей по счету и самой крупной израильской операции в Газе настолько неоднозначны, что эти и другие аргументы в пользу реоккупации Газы становятся убедительными. Но военно-политическое руководство Израиля все-таки исходит из того, что общество недостаточно трезво оценивает реальные тяготы, связанные с возвращением Газы под израильский контроль.

Во-первых, потому, что осуществление контроля над этой территорией в новых условиях окажется более трудным и затратным во всех отношениях, чем в период 1967-2005 гг., поскольку с тех пор террористы смогли значительно увеличить и рассредоточить имеющиеся у них запасы оружия. Представленный кабинету безопасности и не утвержденный им план полномасштабной операции в секторе Газы подразумевал, что данный район окажется под эффективным контролем израильских сил за две-три недели, причем ЦАХАЛ потеряет убитыми несколько сотен военнослужащих. Что же до полного разоружения базирующихся в Газе террористических организаций, то на это, по мнению спецслужб и военных, потребуется не менее пяти лет.

Во-вторых, потому, что с возвращением в Газу Израиль окажется той стороной, от которой международные игроки станут требовать основного участия в расходах на ее восстановление. В настоящее время стоимость мероприятий по реконструкции Газы оценивается западными экспертами в 6 млрд долларов и эти средства планируется собрать в полном или частичном объеме на конференции спонсоров, которая состоится в Норвегии в сентябре. Израилю некому предъявить счет за огромные потери его экономики, вызванные этой войной (за исключением достаточно скромного участия США в финансировании работ по созданию и оснащению батарей "Железного купола"), и израильское руководство вовсе не заинтересовано в том, чтобы получить, в дополнение к своим расходам, приятную возможность потратить многие миллиарды на восстановление Газы.

В-третьих, потому, что этим шагом будут полностью перечеркнуты даже те ограниченные (и недостаточно реализованные) выгоды, которые "одностороннее отделение" обеспечило Израилю в плане экономической изоляции от Газы, так что разрушение Гуш-Катифа окажется напрасным вдвойне и втройне.

В-четвертых, потому, что на сегодняшнее умонастроение израильского общества полагаться нельзя, поскольку многие израильтяне уже завтра проявят чуткость к хорошо поставленным голосам: "Оставаться в Газе вечно нет никакого смысла, применявшиеся военные средства показали, что силой решить проблему нельзя, необходимо всеобъемлющее политическое решение, для этого нужно передать Газу под контроль условного Абу-Мазена, дееспособность условного Абу-Мазена требует удовлетворения его требований в Иудее и Самарии, раздела Иерусалима, решения проблемы беженцев и т.д".

В-пятых, потому, что реальный груз политических и демографических проблем, связанных с сохранением Иудеи и Самарии под контролем Израиля, объективно возрастет в случае израильского возвращения в Газу, и те решения, которые возможны сегодня – по крайней мере, теоретически – для Иудеи и Самарии (например, аннексия с предоставлением местным жителями израильского гражданства), окажутся совершенно невозможными, если непременным довеском к этим территориям окажется Газа.

Этот тезисный список можно расширить, но даже и в таком виде он демонстрирует логику, в силу которой Нетаниягу и его окружение предпочитают вариант максимальной изоляции Газы от Израиля и от того комплекса проблем, с которым израильтяне имеют дело в Иудее и Самарии. Нетаниягу также рассчитывает на то, что у Израиля скоро появятся эффективные средства обнаружения диверсионных подкопов и что ХАМАСу будет трудно восстановить свой военный арсенал ввиду изменившейся политики египетских властей в районе Рафиаха.

Но пределы применимости этой логики тоже видны: если цена наметившегося прекращения огня будет абсурдно высокой, Израиль не сможет ее уплатить, и в этом случае у границ сектора Газы может начаться война на истощение. Сносить ее тяготы жители прилегающих к Газе районов сегодня готовы меньше, чем когда-либо прежде. И поскольку самим премьер-министром было заявлено, что войны на истощение в районе Газы израильское правительство не допустит, мы все еще остаемся в ситуации, при которой реоккупация Газы может оказаться, при всех очевидных издержках такого решения, единственно возможным ответом на брошенный Израилю вызов.

"Вести", 7 августа 2014
Tags: ближневосточные войны, несокрушимая скала, социум
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 138 comments