?

Log in

No account? Create an account
יַקִּיר מַמְלַל

> recent entries
> calendar
> friends

> profile
> previous 20 entries

Friday, August 16th, 2019
2:13 pm
לאחר שלושים שנה חזרתי להוראת עברית. פה ושם, בקטנה, אל תזעיקו בינתיים את מס הכנסה, עודני רחוק מרף הגבייה.

וכי מה היה לי לעשות? לחפש מינוי כ'דובר' מטעם גוף כלשהו, פוליטי או ממלכתי? נו באמת. לרוץ אחרי הזמנות כפרילנסר ולשאוף לקפיטליזציה של הבלוג המסכן שלי? גם זה לא אני. לחלץ חושים כפועל בניין? הלוואי, אך כבר לא אעמוד בזה על סף זקנתי. לפתוח את תיקיכם בכניסה לקניון? עם כל הצניעות הנדרשת, אשיב כרבן גמליאל: "אסטניס אני". לשמור בלילות על ציוד מכני כבד באתרי בנייה ועל שאר אוצרותיה של האומה הישראלית המתחדשת? אמנם, לפני שלושה עשורים, בשנותיי באוניברסיטה העברית, היה זה עיסוקי, לצד העבודה באולפן, אבל ממש לא הספקתי להתגעגע אליו. Collapse )

(12 comments | comment on this)

Wednesday, August 14th, 2019
3:03 pm
מבצע ולווטה (Velvetta) על שני חלקיו, בספטמבר ובדצמבר 1948: הטסה בלתי אפשרית כמעט של הספיטפיירים לישראל דרך פודגוריצה שביוגוסלביה. האמת, אפשר לעשות מזה סרט עלילתי מפואר, ואם ייעשה בידיים טובות ודאי לא יפחת ערכו מן הסרט "פרל הארבור" שהאמריקאים עשו בעקבות הגיחה לטוקיו שבוצעה בידי הטייסת של ג'יימס דוליטל באפריל 1942. ממש סיפור הוליוודי.

ערך "מבצע ולווטה" בוויקיפדיה

(comment on this)

Friday, August 9th, 2019
3:55 pm
"על גישתנו לענייני ספרות ואמנות להיות כל כולה מושתתת על יסודות הפלדה של השקפתנו המהפכנית, ואל לנו לשכוח לרגע שרק בגרות רעיונית־פוליטית נאותה תנחה את היוצר להישגים ראויים לשמם ותעשהו לקדמן אמיתי בשדה היצירה הסוציאליסטית. בלעדיה יישארו כל דבריו ומעשיו בבחינת הבל ורעות רוח, וה'ספרות' שתצא מתחת ידו תהיה ספרות זבל, גם אם תצטעצע ביופי חיצוני מדומה אשר לעולם לא יסתיר מעינינו את מהותה הריאקציאונית והיותה שירות נפשע לאויב".

(מדברי מאן דהו, מוסקבה, 1932)

זאת היתה תגובתי המסוגננת לפוסט קצר שמחברו הזדעק על חיבתו של דביר שורק ז"ל לספרי דוד גרוסמן וכתב אמש בעמודו בפייסבוק :

"הוא רוצה לעקור אותם ולהוציאם לשמד, והם קונים את ספרי הזבל שלו".

נ.ב. למי שלא מצוי בדקויות העברית הסובייטית, שאכן היתה קיימת בשידורי תחנת הרדיו המוסקבאית "שלום וקדמה" ועל עמודי העיתון הישראלי "זו הדרך", ומתקשה לזהות את המקור הרוסי של המלה קַדְמָן, אגלה שפירושה передовик. היו יכולים לנקוט במושג 'חלוץ', אבל זה נשמע להם ציוני מדי, אז המציאו מילה חדשה, משלהם.

(10 comments | comment on this)

Thursday, August 8th, 2019
1:46 pm
וְזֶה יִהְיֶה לָכֶם גְּבוּל צָפוֹן, מִן הַיָּם הַגָּדֹל תְּתָאוּ לָכֶם הֹר הָהָר. מֵהֹר הָהָר תְּתָאוּ לְבֹא חֲמָת... וְהִתְאַוִּיתֶם לָכֶם לִגְבוּל קֵדְמָה מֵחֲצַר עֵינָן שְׁפָמָה (במדבר לד, ז-י).

רשב"ם: תְּתָאוּ - תתחימו, לשון תחום וגבול.

רלב"ג: תְּתָאוּ – תגבילו.

ראב"ע: ואל"ף תְּתָאוּ תחת וי"ו 'וְהִתְוִיתָ תָּו' (יחזקאל ט, ד), ואם הם שנים בנינים. וְהִתְאַוִּיתֶם לָכֶם – כמו: 'עַד תַּאֲוַת גִּבְעֹת עוֹלָם' (בראשית מט, כו).

אם כן, 'תְּתָאוּ' הוא תִּתְווּ או תַּתְווּ, 'וְהִתְאַוִּיתֶם' – וְהִתְוֵיתֶם, משורש תו(י). לא שזה קשה במיוחד, אבל עד לאחרונה לא הבנתי, למרות שבבראשית מט אפילו רש"י מביא על תַּאֲוַת [גִּבְעֹת עוֹלָם]: 'אשמול"ץ בלע"ז [גבול], כך חברו מנחם בן סרוק'.

אולם ברגע שמגלים את הקשר 'תָּו – תַּאֲוָה' (גבול, תחום, מחוז חפץ, דהיינו מקום שמשתוקקים אליו), מבינים שהמשעות 'תשוקה', הנראית לנו כעיקר עניינה של המילה 'תַּאֲוָה', עשויה להתפרש כמשמעות תִניינית דווקא, הנגזרת מעניין ה'תחום'. וכאן מתגלה המקבילה המושלמת:

תָּו – תַּאֲוָה.
קָו – תִּקְוָה.

משהו מזה משתקף גם בשתי הוראותיה של המילה 'תקווה', זו העיקרית ('כאן בארץ חמדת אבות תתגשמנה כל התקוות') והמשמעות השנייה 'חוט', הידועה מן הסיפור על רחב הזונה שקשרה את תִּקְוַת הַשָּׁנִי בחלון ביתה שבחומת יריחו (יהושע ב).

תגידו 'פשיטא', תגידו 'It is simplicity itself', אבל אני על המכלול הזה עליתי רק בשבת האחרונה, כשקראתי בפרשת השבוע.

(comment on this)

Friday, August 2nd, 2019
1:07 pm
Моя 41-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

На смену Первому перемирию пришел период ожесточенных боев, которые велись сразу на всех фронтах в течение десяти дней 9-18 июля 1948 г. Хотя именно арабы отказались продлить перемирие, в период Десятидневных боев их армии, за исключением египетской, вступили, не имея серьезных наступательных планов и рассчитывая, по сути, лишь на удержание захваченного ими в первый месяц после провозглашения Государства Израиль.

Египет уже не помышлял о наступлении от Ашдода в сторону Тель-Авива, но рассчитывал расширить полосу своего контроля, отсекавшую Северный Негев от израильской Приморской равнины по линии Ашкелон – Фалуджа – Бейт-Гуврин – Хеврон, и с этой целью он начал активные военные действия за сутки до истечения официального срока Первого перемирия. Египетским силам на юге противостояли всего две израильские бригады, которые, противодействуя египтянам, пытались осуществить собственные наступательные планы в рамках операций "Ан-Фар" ("Анти-Фарук") и "Мáвет ла-полéш" ("Смерть захватчикам"), общей задачей которых было восстановление связи с Северным Негевом.

Основные израильские силы, шесть бригад, были сосредоточены на Центральном фронте, где ими были проведены операции "Дани" в районе Рамле и Лода, "Бéтек" ("Надрез") в районе Рош-ха-Аина и "Кéдем" ("Восток") в Иерусалиме. Отметим, что в Иерусалиме в этот период, наряду с силами АОИ, еще действовали самостоятельные отряды правых военных организаций ЭЦЕЛ и ЛЕХИ, распустивших свои боевые формирования в других районах страны.

На севере у Израиля было четыре бригады, которыми были проведены две операции с ботаническими названиями: "Декель" ("Пальма") – в Западной и Нижней Галилее против сил АОА, и "Брош" ("Кипарис") – в Восточной Галилее против сирийской армии, удерживавшей плацдарм на западном берегу Иордана южнее озера Хула, вокруг разрушенного поселения Мишмар-ха-Ярден. В предлагаемой лекции рассматриваются замыслы, проведение и результаты вышеупомянутых израильских операций и общие итоги Десятидневных боев.

Из традиционных оговорок: в одном из случаев я назвал 35-е шоссе 31-м; демонстрируя карту операции "Дани", сказал об удалении линии фронта от Иерусалима, имея в виду Тель-Авив, и вместо Лода упомянул Бен-Шемен; при рассмотрении ситуации на Северном фронте в одном из случаев я разместил сирийский плацдарм к востоку от Иордана, хотя он, конечно, был на западном берегу, как об этом правильно говорится во всех остальных случаях.

Вид у меня в этой лекции несколько хулиганский, но не из неуважения к публике, а по причине невозможности бриться и стричься в три недели между постами Семнадцатого тамуза и Девятого ава. Кроме того, по неизвестной причине первые 19 минут этой лекции оказались засняты очень расплывчато, но слышимость там нормальная, так что можно стерпеть.

(3 comments | comment on this)

Thursday, July 11th, 2019
9:17 pm
Моя 40-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Израильские успехи в период Первого перемирия (11 июня – 8 июля 1948), о которых говорилось в предыдущей лекции данного цикла, примечательны также и тем, что они были достигнуты в условиях острого внутриполитического кризиса, развивавшегося сразу по двум направлениям: в плоскости отношений между Давидом Бен-Гурионом и высшим военным руководством Израиля, что фактически отражало тогда конфликт Бен-Гуриона с левосоциалистической партией МАПАМ, и в связи с ожиданием и прибытием судна "Альталена", на борту которого находились около 930 репатриантов и крупная партия оружия, безвозмездно предоставленного правой организации ЭЦЕЛ правительством Франции.

Первое из этих кризисных направлений и, в частности, работа т.н. Комиссии пятерых, кратко рассматриваются в начале предлагаемой лекции, тогда как основное внимание здесь уделяется кризису с "Альталеной", взорвавшему ранее достигнутые договоренности между правительством Израиля и ЭЦЕЛом, завершившемуся серией трагических инцидентов и поставившему только что образованное государство на грань самоубийственной гражданской войны, избежать которой удалось благодаря необходимой сдержанности, проявленной в последний момент Менахемом Бегиным. В заключительной части лекции отмечается определенная логическая связь между двумя вышеуказанными направлениями внутриполитического кризиса, пережитого Израилем в самые первые месяцы его независимого существования.

Из традиционных оговорок: я напрасно назвал в числе пальмахников Цви Аялона, спутав его с другим человеком, и ближе к концу лекции, цитируя позднейшие слова Бегина по поводу его эмоциональной радиоречи в ночь на 23 июня 1948 года, оговорился и приписал их Бен-Гуриону.

(comment on this)

Friday, June 28th, 2019
3:51 pm
Моя 39-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Первое перемирие в ходе войны только что провозглашенного Государства Израиль с атаковавшими его армиями пяти арабских государств вступило в силу 11 июня 1948 года и действовало четыре недели. Именно ему посвящена эта лекция, построенная вокруг трех основных вопросов:

1) каким образом Первое перемирие стало возможным;

2) в какой мере оно соблюдалось вовлеченными в конфликт сторонами и как было использовано ими;

3) почему Первое перемирие не удалось превратить в постоянное прекращение огня или хотя бы продлить на дополнительный срок.

В данной связи отмечаются значительные достижения израильской стороны, сумевшей использовать указанный четырехнедельный период для создания полноценного аппарата государственного управления, увеличения численности своих вооруженных сил, их консолидации в единую Армию обороны Израиля и оснащения новым оружием; здесь же рассматриваются план специального посредника ООН Фольке Бернадота и мотивы арабских правительств, отклонивших попытки продления Первого перемирия, несмотря на серьезные опасения, которые испытывались ими в связи с перспективой возобновления военных действий.

За рамками этой лекции остались два существенных эпизода периода Первого перемирия: работа Комиссии пятерых (в контексте сохранявшего силу конфликта между Давидом Бен-Гурионом и военным руководством Израиля) и трагический инцидент в связи с прибытием судна "Альталена". Этим событиям будет посвящена следующая 40-я лекция предлагаемого цикла.

Замеченная оговорка: закончив говорить про формирование 8-й бригады АОИ и приступив к описанию 9-й бригады, формирование которой также завершилось в период Первого перемирия, я один раз по инерции назвал девятую бригаду восьмой. Из дальнейшего контекста всё проясняется, но на всякий случай предупреждаю.

(comment on this)

Monday, June 10th, 2019
12:44 am
Моя 38-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Египет направил свои основные силы через полосу Газы в сторону израильской Приморской равнины, тогда как восточное крыло его армии сразу же вступило на территорию Негева, отводившуюся решением ООН еврейскому государству, и, не встречая на своем пути израильских поселений и сил Хаганы, продвинулось далее через Беэр-Шеву, Хеврон и Бейт-Лехем к Иерусалиму. Иначе обстояло дело на основном, западном направлении, где египтяне уже 15 мая 1948 года потерпели первую неудачу, не сумев захватить киббуцы Нирим и Кфар-Даром.

24 мая им после пятидневных боев удалось захватить киббуц Яд-Мордехай, который они не могли обойти на пути к Ашкелону. От Ашкелона часть сил западного египетского крыла свернула на восток и через Фалуджу (Кирьят-Гат), Бейт-Гуврин, Таркумию соединилась с восточным крылом в районе Хеврона, отрезав израильские поселения в Северном Негеве от Приморской равнины. Наступление основных сил западного крыла возобновилось 28 мая, когда их авангард вышел к мосту через Лахиш к северу от Ашдода, оказавшись в 30 км от Тель-Авива. В районе Ашдода египтяне были контратакованы 1-3 июня силами израильских бригад "Гивати" и "Ха-Негев"; эта операция, получившая название "Плешет" ("Филистея"), не достигла своих целей, но произвела устрашающее воздействие на противника и убедила египетское командование в том, что его силы слишком растянуты от Рафиаха до Ашдода и от Ашкелона до Хеврона. На этом этапе любые замыслы дальнейшего наступления к Тель-Авиву или хотя бы к Явне были отложены египтянами и в центре их внимания оказалось удержание захваченной территории.

Закрепившись на линии Ашкелон - Хеврон, египтяне попытались 2 июня расширить ее на север захватом киббуца Негба, но этот киббуц устоял под натиском египетских войск. Безуспешными были, однако, и израильские попытки пробить протянувшуюся от Ашкелона к Хеврону линию египетских укреплений захватом тегартовой крепости Ирак-Суэйдан (Мецуддат-Йоав). Последним достижением египтян в преддверии Первого перимирия стал 7 июня захват киббуца Ниццаним к западу от Приморского шоссе на участке Ашкелон – Ашдод, но в целом наступательный дух и стратегическая инициатива были тогда уже утрачены египетскими войсками.

В завершающей части этой лекции даны краткий обзор боевых действий в воздухе и на море и общий анализ результатов первого периода боевых действий с участием регулярных армий арабской коалиции, продолжавшегося с 15 мая по 11 июня 1948 года.

Теперь последует двухнедельная пауза, наберитесь терпения.

(comment on this)

Thursday, June 6th, 2019
1:01 pm
Моя 37-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

15 мая 1948 года Сирия осуществила вторжение на территорию, отводившуюся решением ООН еврейскому государству, атаковав киббуц Эйн-Гев на восточном берегу Киннерета и выдвинув свои главные силы к южной оконечности этого озера, где ей вскоре удалось захватить покинутый арабский поселок Самах (Цемах) и два киббуца, Шаар-ха-Голан и Масаду. Но последовавшие за этим попытки сирийцев прорваться к Тверии были пресечены в тяжелых боях у киббуца Дганья, и 21 мая захватчики были вынуждены отступить из Цемаха, Шаар-ха-Голана и Масады на юго-восточный участок побережья Киннерета.

Свою неудачу на юге сирийцы попытались компенсировать к северу от Киннерета, захватив там 10 июня после пятидневных боев приграничное еврейское поселение Мишмар-ха-Ярден. Израильские бригады "Голани" и "Ифтах", игравшие основную роль в отражении сирийского вторжения в Восточной Галилее, были вынуждены одновременно сражаться с силами Арабской освободительной армии и с ливанскими войсками, оказывавшими той активную помощь на ряде участков фронта и, в частности, в районе пограничной деревни Малькия, многократно переходившей из рук в руки и остававшейся под контролем АОА к началу Первого перемирия.

При этом в целом территориальные обретения Сирии и Ливана были ничтожны и не позволяли Дамаску рассчитывать на достижение сколько-нибудь серьезных стратегических целей. Это было особенно заметно на фоне активного применения сирийцами танков и их огромного превосходства в артиллерии, в силу чего сирийские министр обороны, начальник Генштаба и командиры обеих сирийских бригад были вынуждены уйти в отставку еще до того, как Первое перемирие вступило в силу 11 июня.

(2 comments | comment on this)

Monday, June 3rd, 2019
5:04 pm
Моя 36-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Трансиордания, единственная из стран арабской коалиции, не предприняла собственной попытки вторжения на территорию, отводившуюся решением ООН еврейскому государству, ограничившись установлением своего контроля над Иудеей и Самарией и попыткой захвата Иерусалима. В то же время Трансиордания предоставила свою территорию Ираку для осуществления прорыва к Афуле и, как надеялись в Багдаде, далее к Хайфе.

Попытка такого прорыва была предпринята передовой бригадой иракского экспедиционного корпуса (ИЭК) в районе киббуца Гешер, ранее подвергавшегося атакам палестинских комбатантов и Арабского легиона. Тяжелые бои за этот киббуц, находившуюся вблизи него тегартову крепость, нависающий над ним Верблюжий холм и расположенную к юго-западу от него высоту, на которой находится крепость крестоносцев "Бельвуар", велись с 15 по 21 мая 1948 года, и в ходе этих боев пехотным, артиллерийским и бронемобильным силам 2-й иракской бригады, действовавшим при поддержке бомбардировочной авиации, противостояли сами киббуцники, основные силы 12-го и часть сил 13-го батальонов бригады "Голани".

Иракское наступление потерпело провал, а командующему Арабского легиона тем временем потребовалось перебросить из Шхема в Иерусалим еще один реджимент из состава его 1-й бригады, в результате чего иракскому экспедиционному корпусу было настойчиво предложено заменить выводимые из Самарии трансиорданские силы. 22 мая 2-я иракская бригада вернулась на восточный берег Иордана, встретилась там с двумя другими усиленными бригадами ИЭК (1-й и 3-й) и вместе с ними вошла в Самарию по мосту Дамия; позже, в период Первого перемирия, к ним присоединились в Самарии 4-я и 5-я бригады, с прибытием которых ИЭК сделался самой крупной из арабских армий вторжения, доведя свою численность до 18.000 военнослужащих.

Оказавшись в Самарии, ИЭК не проявлял особой активности, за исключением кратковременного захвата мошава Геулим (в 7 км к востоку от Нетании) и водонасосной станции Рош-ха-Аина, 28 и 31 мая соответственно, а Израиль тем временем, проведя успешную операцию "Эрез" на хребте Гильбоа и в южной части Изреэльской долины 28-30 мая, попытался расширить свою территорию в Северной Самарии, но нацеленная на это и проводившаяся 1-4 июня операция "Ицхак" потерпела фиаско, несмотря на численное превосходство, достигнутое Израилем в районе Дженина: местным комбатантам и двум батальонам ИЭК там противостояли 21-й и 22-й батальоны бригады "Кармели", 13-й батальон "Голани" и по одной роте из 14-го и 15-го батальонов "Голани", имевшие сопоставимые с иракскими силы артиллерийской поддержки.

Ближе к концу лекции у меня опять оговорка: "у киббуца Гешер, где они не смогли прорвать иракскую оборону" - имеется в виду неспособность иракских сил прорвать израильскую оборону. По контексту легко догадаться, но я все же решил здесь отметить.

(4 comments | comment on this)

Tuesday, May 28th, 2019
12:56 pm
Моя 35-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Латрун, ключевая точка у пересечения дорог, соединяющих Иерусалим с Тель-Авивом и Рамаллу с Ашкелоном, неслучайным образом оказался в центре военных событий на первом этапе противоборства израильских сил с арабскими армиями вторжения. 18 мая 1948 года, с сосредоточением в районе Латруна 3-й бригады Арабского легиона, Иерусалим вновь оказался в условиях полной блокады, и 22 мая Бен-Гурион потребовал от Генштаба Хаганы срочного проведения операции, в результате которой АЛ будет выбит из Латруна и сообщение с Иерусалимом будет восстановлено.

Принципиальная трудность такой операции состояла в том, что у Хаганы совершенно не было в то время свободных сил для нанесения эффективного удара в Латруне, поскольку все ее бригады были рассредоточены в районе Иерусалима ("Харэль", "Эциони") и вдоль атакуемых арабскими армиями границ еврейского государства: "Голани" и "Ифтах" в Восточной Галилее, "Кармели" в Западной Галилее, "Александрони" и "Кирьяти" между Хайфой и Тель-Авивом, "Гивати" к югу от Тель-Авива, "Ха-Негев" в Северном Негеве. Задача штурма Латруна возлагалась на 7-ю бригаду, приказ о формировании которой был отдан только 14 мая и которая оставалась условно боеспособной к началу штурма, несмотря на ее усиление 32-м батальоном из состава "Александрони", которому доверялось решение главной задачи. Первая штурмовая операция в районе Латруна, получившая название "Бин-Нун", проводилась 24-25 мая и завершилась горьким фиаско.

Вторая штурмовая операция "Бин-Нун 2", при проведении которой 7-й бригаде был придан из состава "Гивати" 52-й батальон (он заменил 32-й, на долю которого пришлись основные потери в ходе первого штурма), также завершилась 31 мая полным провалом. Столь же безуспешным оказался 8-9 июня и третий штурм Латруна, хотя эта операция, получившая название "Йорам", проводилась отборными силами Пальмаха – двумя батальонами из состава бригад "Харэль" и "Ифтах". Таким образом, ко времени вступления в силу Первого перемирия Латрун оставался в руках Арабского легиона, но к тому моменту уже был проложен маршрут обходной Бирманской дороги, по которому 10 июня в Иерусалим прошла первая колонна грузовиков.

С боями за Латрун в израильской историографии связано немало черных легенд, объяснению и частичному опровержению которых уделяется некоторое внимание в предлагаемой лекции.

(comment on this)

Monday, May 27th, 2019
4:28 pm - Йоав Гельбер, "Почему был распущен Пальмах", глава XVII (окончание)
Заключительная часть публикации, предлагаемой в качестве факультативного материала к циклу моих видеолекций о Войне за независимость Израиля.

Начало здесь. Collapse )

(comment on this)

11:51 am - Йоав Гельбер, "Почему был распущен Пальмах", глава XVII (начало)
В качестве факультативного материала к курсу видеолекций и, конкретно, к тем его частям, в которых затрагивались и будут еще затрагиваться различные аспекты конфликта Бен-Гуриона с военным руководством Ишува и с партией МАПАМ в период Войны за независимость Израиля (смещение Исраэля Галили, работа Комиссии пятерых, роспуск Пальмаха и пр.), предлагаю заинтересованной части аудитории перевод заключительной семнадцатой главы из книги военного историка Йоава Гельбера "Почему был распущен Пальмах" (יואב גלבר, למה פירקו את הפלמ"ח). Заключительная глава дает обобщенную картину событий и собственный взгляд исследователя на них, иногда в полемике с другими авторами, писавшими на близкие темы, и, безусловно, в полемике с точкой зрения многих из бывших пальмахников, которыми и через полвека после описанных в этой книге событий настойчиво утверждалось, что роспуск Пальмаха был личной прихотью Бен-Гуриона, исключительной функцией его властолюбия и т.п. В оригинальном тексте профессора Гельбера заключительная глава содержит 9 страниц, тогда как общий объем книги составляет 270 страниц, и естественно, что в этой главе не воспроизводится детальная информация по релевантному кругу вопросов, изложенная автором ранее, но для получения первичного представления о теме, равно как и о бытующих в связи с ней страстных суждениях, читателю будет достаточно знакомства с этой главой. Книга "Почему был распущен Пальмах" вышла в издательстве "Шокен" в 1986 году; по причине практикуемых в ЖЖ лимитаций объема публикуемого текста перевод ее семнадцатой главы дан здесь в двух частях. Collapse )

(6 comments | comment on this)

Sunday, May 26th, 2019
5:05 pm
Моя 34-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

В этой и ближайших четырех лекциях освещается вторжение регулярных арабских армий и действия израильских сил по отражению их ударов в период с начала открытой иностранной интервенции и до вступления в силу Первого перемирия, т.е. с 15 мая по 10 июня 1948 года.

Эта и следующая лекция посвящены противоборству израильских сил с трансиорданским Арабским легионом, самой боеспособной из армий атаковавшей Израиль коалиции. Заняв Иудею и Самарию, откуда с его приходом были эвакуированы последние еврейские поселения Бейт-ха-Арава, Калия, Атарот и Неве-Яаков, АЛ осуществил вторжение в Иерусалим и прочно перекрыл сообщение с этим городом в районе Латруна. Относящийся к теме материал разделен на две части: в предлагаемой 34-й лекции речь идет о боях за Иерусалим, в ходе которых легион захватил Шейх-Джерах, район Полицейской академии и Старый город, уничтожив его Еврейский квартал, но не смог добиться успеха, атакуя израильский анклав на горе Скопус, кварталы Бейт-Исраэль и Санхедрия, район будущих "ворот Мандельбаума", монастырь Нотр Дам де Жерусалем и – совместно с передовыми силами восточного крыла египетской армии – расположенный к югу от Иерусалима (ныне в черте города) киббуц Рамат-Рахель. Соответственно, в следующей 35-й лекции будет дана картина тяжелых Латрунских боев.

Затем в 36-й лекции речь пойдет о действиях иракского экспедиционного корпуса, безуспешно пытавшегося прорваться в Изреэльскую долину возле киббуца Гешер, отведенного в Самарию на помощь Арабскому легиону и ставшего со временем самой крупной из арабских армий вторжения. Далее в 37-й лекции будут рассмотрены наступательные действия Сирии, Ливана и Арабской освободительной армии, находившейся в этот период войны под ливанским командованием. Вслед за тем, завершив у Рош ха-Никры круговое движение (против часовой стрелки) вдоль израильских сухопутных границ, мы обратим взгляд на юг, и в 38-й лекции будут рассмотрены наступательные действия египетской армии.

(8 comments | comment on this)

Tuesday, May 14th, 2019
1:42 pm
Моя 33-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

В этой лекции рассматриваются общие цели, наличные средства и военные планы Израиля на стадии вторжения регулярных арабских армий. К 15 маю 1948 года вооруженные силы только что образованного еврейского государства, еще не сведенные в единую Армию обороны Израиля, насчитывали 9 сформированных и формируемых бригад Хаганы и Пальмаха; общее число призванных составляло тогда около 36 тысяч военнослужащих, из которых не более 25 тысяч состояло во всех боевых формированиях Хаганы, Пальмаха, ЭЦЕЛа и ЛЕХИ. Эти силы были обеспечены легким стрелковым оружием на 60% и в качестве тяжелого вооружения имели 3 танка, 12 бронеавтомобилей (в т.ч. 4 пушечных), 3 полугусеничных бронетранспортера, около 100 самодельных броневиков, около 800 минометов и 24 автоматические зенитные пушки калибра 20-мм, использовавшиеся как средство поддержки пехоты.

Им предстояло отразить удар арабских армий вторжения, также насчитывавших в мае 1948 года 9-10 расчетных бригад. Численный состав этих сил был примерно равен численному составу военнослужащих во всех боевых, вспомогательных, тыловых и учебных подразделениях израильской армии, но при этом арабские силы вторжения имели огромное преимущество перед Израилем в тяжелом вооружении: от 40 до 100 танков (в релевантных источниках приводятся существенно разные данные), 300 бронемашин, 140 полевых орудий (включая пушки-гаубицы калибра 88 мм и 94 мм), 220 противотанковых и зенитных орудий, многие сотни минометов (включая тяжелые, отсутствовавших у Израиля калибров). С воздуха арабские силы вторжения поддерживали 5 неполных эскадрилий, имевших исправными и действующими 47 боевых самолетов, тогда как у Израиля не было в то время ни одного боевого самолета.

Однако со временем это преимущество стало утрачиваться арабами, поскольку они, растратив огромное количество боеприпасов в мае-июне, оказались неподготовленными к условиям международного эмбарго на поставку оружия на Ближний Восток, тогда как Израиль, насытивший свои войска легким стрелковым оружием уже к июню 1948 года, постепенно наращивал свой арсенал и в тяжелом вооружении, сохраняя надежный канал поставок из Чехословакии и располагая заранее созданной системой тайной доставки оружия из некоторых других стран. Но к началу вторжения преимущество регулярных арабских сил было весьма существенным, а Израиль, развернувший все имевшиеся у него бригады по угрожаемым районам своей территории, не имел никаких резервов для нанесения эффективных контрударов наступающему противнику, несмотря на наличие соответствующего пункта в указе Генштаба Хаганы от 11 мая.

Держатель сайта уехал на неделю, так что с публикацией следующих частей выйдет некоторая заминка.

(4 comments | comment on this)

Wednesday, May 8th, 2019
12:45 am
Моя 32-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Военный комитет Лиги арабских государств изначально рассматривал интервенцию регулярных арабских армий как единственный способ предотвратить создание еврейского государства, однако, помимо этой общей для всех арабских стран стратегической цели, каждая из них имела свои аппетиты в связи с уходом англичан из подмандатной Палестины:

• Трансиордания претендовала на часть Эрец-Исраэль, предназначавшуюся решением ООН местному арабскому государству, и, при благоприятном для ее сил развитии событий, хотела обеспечить себе выход к Средиземному морю;

• Ирак испытывал особый интерес в отношении Хайфы, которая была конечной точкой ведущего из Киркука нефтепровода и местом расположения важных нефтеперерабатывающих предприятий;

• Сирия претендовала на земли в окрестностях озера Киннерет, в долине Хула и Восточной Галилее;

• Ливан рассчитывал расширить свою территорию за счет Центральной и Западной Галилеи.

Дольше других в связи с вопросом об интервенции колебался Египет, но в конце концов и его король, поддавшись общему военному психозу, решил присоединиться к общеарабской коалиции, понадеявшись отжать в свою пользу южную часть Приморской равнины, значительную часть Негева и территорию Иудеи, вплоть до Иерусалима.

Подчеркнем, что о создании самостоятельного палестинского государства никто из арабских лидеров в то время не помышлял и, говоря о необходимости "спасти Палестину", они имел в виду недопущение ситуации, при которой та или иная часть "арабской" земли, каковой они считали всю Палестину, отойдет еврейскому государству.

В этой лекции рассматривается процесс принятия политических и военных решений арабскими странами на стадии подготовки интервенции, смущавшие их обстоятельства, взаимное недоверие арабских лидеров друг к другу и обусловленные этим аспекты военного планирования ЛАГ. Здесь также идет речь о состоянии арабских армий и о том, почему Британия и Франция не смогли как следует модернизировать их, взявшись за эту задачу в 1945-1946 гг., на фоне начавшейся холодной войны.

(5 comments | comment on this)

Sunday, May 5th, 2019
1:52 pm
Моя 31-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Мне стало ясно, что предлагаемый лекционный цикл будет неполным без рассказа о серьезном конфликте Давида Бен-Гуриона с военным руководством Ишува и с партией МАПАМ, пользовавшейся в релевантный период доминантным влиянием в Хагане. Этот конфликт, вызвавший накануне провозглашения независимости Израиля острый внутриполитический кризис в Ишуве и т.н. "бунт генералов", был обусловлен твердым желанием Бен-Гуриона преобразовать Хагану в единую армию, находящуюся в исключительном подчинении гражданскому правительству, что предполагало устранение сложившейся к тому времени тройной аномалии:

а) между Генштабом и Народной администрацией, она же с 15 мая 1948 года - Временное правительство Израиля, существовала промежуточная инстанция в виде Общенационального командования Хаганы, во главе которого стоял Исраэль Галили, воспринимавшийся многими военными как фактический командующий Хаганой, особенно на фоне болезни, часто лишавшей начальника Генштаба Яакова Дори возможности выполнять свои обязанности;

б) параллельно с Народной администрацией в качестве контрольно-координационного органа с неясными военными полномочиями сохранялся т.н. Комитет безопасности, учрежденный Еврейским агентством и Национальным комитетом Ишува в начале 1947 года и совершенно утративший свой смысл с созданием Народного совета и Народной администрации за месяц до провозглашения независимости Израиля;

в) внутри Хаганы, наряду с ее обычными бригадами, сохранялись бригады Пальмаха, подчинявшиеся собственному штабу и имевшие собственную систему подготовки призывных кадров и младших командиров.

В начале войны, когда Пальмах был единственной отмобилизованной силой Ишува, такое положение вещей было естественным, но по мере превращения Хаганы в массовую армию оно становилось источником многих проблем, в т.ч. и в сфере оперативного управления войсками, однако не меньший вызов нормальному процессу государственного строительства состоял в том, что Пальмах, имевший выраженную связь с одной из политических партий Ишува, часто рассматривал именно эту партию, а не правительство создаваемого государства, в качестве своего авторитетного руководства.

Майский 1948 года "бунт генералов" вынудил Бен-Гуриона пойти на определенный компромисс, но ему все же удалось добиться своей первой цели, связанной с упразднением Общенационального командования Хаганы и с принципиальным изменением личного статуса Исраэля Галили, а в дальнейшем – и всех остальных целей проводившейся им реформы, включая расформирование Пальмаха. В этой лекции рассматриваются история возникновения командных структур Хаганы и история политических групп, составивших в начале 1948 года Объединенную рабочую партию (МАПАМ), отмечается общее и разное между этими группами и, наконец, описываются позиция и лозунги МАПАМ в связи с вышеупомянутым кризисом, равно как и реакция Бен-Гуриона на них.

Традиционные оговорки: в одном месте сказано, что с созданием Народного совета и Народной администрации лишним органом оказался Национальный комитет, тогда как в действительности речь идет про Комитет безопасности; в другом месте начальник Управления планирования Генштаба Йоханан Ратнер назван Яаковом Ратнером. Извиняйте.

(2 comments | comment on this)

Sunday, April 28th, 2019
11:31 am
Моя 30-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

В этой лекции рассматриваются политические события последнего периода британского мандатного управления в Палестине: с 19 марта, когда США известили Совет Безопасности ООН об изменении своей позиции в связи с ранее утвержденным планом создания еврейского государства, и до провозглашения Государства Израиль 14 мая 1948 года. В лекции повествуется о дебатах на созванной по требованию США специальной сессии Генассамблеи ООН, о делавшихся американской стороной предложениях относительно учреждения международного трастового управления в Палестине, о попытках склонить руководство Ишува к отказу от немедленного провозглашения государства в обмен на предотвращение интервенции регулярных арабских армий, о переговорах Моше Шарета с Джорджем Маршаллом и о проявшившейся в определенный момент разнице в позициях Белого дома и госдепартамента США в связи с военно-политическим кризисом на Ближнем Востоке.

Здесь же описываются новые органы самоуправления Ишува, пришедшие на смену Еврейскому агентству в середине апреля 1948 года: Народный совет (парламент) и Народная администрация (правительство) еще не провозглашенного еврейского государства, их партийный и персональный состав. Повествуется о решающем совещании Народной администрации 12 мая, о том, какой виделась участникам этого совещания нависшая над Ишувом военная угроза, и о принятых тогда по инициативе Давида Бен-Гуриона судьбоносных решениях.

...Внесу исправления: в контексте беседы Аббы Эвена с Аззамом-пашой - "заверить Аззама-пашу", разумеется, а не Аббу Эвена, как у меня с языка слетело. Иерусалимский аэродром - в Атарот, не Анатот.

(comment on this)

Thursday, April 18th, 2019
3:02 pm
Моя 29-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

В этой лекции завершается описание военных событий второй половины апреля – первой половины мая 1948 года, и на этот раз речь идет о боевых действиях, которые велись тогда в Приморской равнине и в Северном Негеве: операция "Хамец" в Яффо и ближайших окрестностях Тель-Авива (27 апреля – 1 мая), операция "Киттур" в окрестностях Мазкерет-Батьи и Гедеры (4-15 мая), операция "Барак" в районе Реховота и Беэр-Тувьи (10 мая), операция "Медина" в районе Кфар-Сабы (13 мая), операция "Авраам" у дороги в Северный Негев (18 апреля) и оборонительные бои за киббуц Кфар-Даром (10 апреля, 11 мая), на который наступал батальон "Братьев-мусульман", находившийся в прямом подчинении египетского военного командования. В заключительной части лекции подводится общий итог второго этапа Войны за независимость Израиля, продолжавшегося с начала апреля до вторжения регулярных арабских армий 15 мая 1948 года.

Из традиционных уже оговорок: мэр арабского Яффо назван "мэром арабской Хайфы".

Про Амихая (Гиди) Паглина, командовавшего атакой ЭЦЕЛа в Яффо, я сказал, что он был одним из боевых командиров этой организации, но это не точно: со времени ареста Эйтана Ливни (да, она его дочь) в 1946 году Паглин был военным командиром всего ЭЦЕЛа, и в иерархическом отношении над ним стоял только Менахем Бегин, политический лидер организации. При этом Паглин был по многим признакам прямой противоположностью польского джентльмена Бегина: уроженец Эрец-Исраэль, бывший офицер разведки Хаганы, в типологическом отношении - хрестоматийный пальмахник, он уже и на старости лет мог заявиться на званый ужин в шортах и рубашке с отложным воротничком. Его брат Нериэль был в числе 23-х бойцов Хаганы (כ"ג יורדי הסירה), пропавших 18 мая 1941 года на судне, отправленном британским Управлением спецопераций (SOE) в находившийся под вишистским контролем ливанский порт Трипполи с целью подрыва расположенных там нефтеочистительных сооружений. Сам Амихай Паглин позже разочаровался в методах Хаганы, присоединился к ЭЦЕЛу, был на первом этапе рядовым бойцом, но быстро себя проявил и выдвинулся на главный командный пост. Надо сказать, тот еще был авантюрист: в 1972 году, после убийства израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене, он получил в Израиле год условно за попытку доставить оружие в Рим, где им, совместно с людьми из возглавлявшейся Меиром Кахане организации "Лига защиты евреев", планировался захват ливийского посольства. Тем не менее, Бегин назначил его в 1977 году своим советником по борьбе с террором, но в этой должности Паглин пробыл всего четыре месяца - до своей гибели вместе с женой в дорожной аварии. А Ливни, которого Паглин сменил в 1946 году, был освобожден 4 мая 1947 года в результате атаки ЭЦЕЛа на тюрьму в Акко, где он содержался, и был после этого посланником ЭЦЕЛа в Европе.

Еще у меня там несколько грамматических ляпов, типа "располагавшей тысячью шестьюстами бойцами" или "вблизи с Тель-Авивом", извиняйте. Я в тот день четыре лекции подряд отснял, язык уже заплетался.

(comment on this)

Wednesday, April 17th, 2019
12:21 pm
Моя 28-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

В этой лекции продолжается описание военных событий второй половины апреля – первой половины мая 1948 года, и на этот раз речь идет о боевых действиях, которые велись тогда на севере все еще подмандатной Палестины – в Хайфе и на подступах к Хайфе, в Галилее и в северной части Иорданской долины. Лекция начинается с описания боев за киббуц Рамат-Йоханан (12-16 апреля), атакованного друзским батальоном Арабской освободительной армии; результатом этого сражения стало заключение перемирия между друзами и еврейским Ишувом, во многом определившего характер будущих отношений между друзской общиной и Государством Израиль.

Вслед за тем рассматривается подчинение полному военному контролю Ишува города Тверия на западном побережье озера Киннерет (12-17 апреля), операция "Биур хамец", сломившая сопротивление арабского населения Хайфы и его вооруженных отрядов (21-22 апреля), оборона атакованного Арабским легионом пограничного киббуца Гешер (27-29 апреля), крупномасштабная операция "Ифтах" в районе Рош-Пинны и Цфата (28 апреля – 25 мая) и сопутствовавшая ей операция "Мататэ" восточнее Рош-Пинны (3-4 мая), отвлекающая операция "Йовель" в западной части Вади Ара (9 мая), операция "Гидеон" в Бейт-Шеанской долине (10-13 мая) и операция "Бен-Амми" на средиземноморском побережье Западной Галилеи (11-19 мая).

Говоря о событиях в Тверии, я в одном месте вякнул "в мае" вместо "в марте". Там по контексту понятно, но все равно пардон.

(comment on this)

> previous 20 entries
> top of page
LiveJournal.com