October 13th, 2017

еще юбилейного № 4

Первая ливанская война, 1982-2017

Часть IV. Pax Syriana

Дов Конторер

Независимо от целей, которые декларировались Сирией в связи с появлением ее войск на территории Ливана, и даже безотносительно к тому, что, вступив в прямое противоборство с ООП-НПС, Хафез Асад настроил против себя палестинцев (те считали его виновником резни, устроенной фалангистами в Тель-Заатаре), для Израиля с началом сирийской интервенции в Ливане складывалась принципиально новая картина происходящего. Асад не мог об этом не знать. Опыт иорданских событий 1970 года заставлял его принимать в расчет вероятность жестких израильских мер, которые могут последовать с появлением сирийских войск на территории сопредельного государства, и поэтому он попытался согласовать свои действия с США, и через них - с Израилем.

Первую попытку прозондировать реакцию израильского кабинета на возможное появление в Ливане сирийских войск предпринял еще в октябре 1975 года Малкольм Тун, посол США в Тель-Авиве. Министр иностранных дел Игаль Алон дал американскому дипломату понять, что Израиль, возможно, согласится на такой вариант, если он будет устраивать ливанских христиан и при условии, что сирийские силы не объявятся в южных районах Ливана.Три месяца спустя, с появлением в Ливане присланных из Сирии частей АОП, премьер-министр Ицхак Рабин довел до сведения Вашингтона следующую позицию своего кабинета: "Зная, в чем состоит задача данной сирийской операции, мы не станем на этом этапе предпринимать меры, которые видятся нам объективно необходимыми в связи с самим фактом сирийского военного присутствия в Ливане". Но на будущее Рабин предупреждал американцев о том, что постоянное военное присутствие Сирии в Ливане и, тем более, попытки интергрировать Ливан в сирийский стратегический комплекс окажутся неприемлемыми для Израиля. Collapse )