yaqir_mamlal (yaqir_mamlal) wrote,
yaqir_mamlal
yaqir_mamlal

Categories:

Война Судного дня, неюбилейный очерк. Часть I

"Вести", 20 сентября 2012

Война Судного дня,
неюбилейный очерк


Дов Конторер


Война Судного дня, сороковая годовщина которой будет отмечаться в следующем году, произвела глубокие изменения в израильском обществе, характер и направленность которых едва ли можно определить одной исчерпывающей фразой. То, что война застала Израиль врасплох и на первом этапе опрокинула все его планы, составлявшиеся на случай новой арабской агрессии, навсегда лишило израильских военачальников того непререкаемого авторитета, которым они пользовались в первые десятилетия существования страны. Осталась в прошлом победная эйфория, столь характерная для умонастроения израильтян в 1967-1973 гг., когда вера в способность ЦАХАЛа дать быстрый и сокрушительный – "элегантный" - ответ на любую угрозу носила почти абсолютный характер. Вместе с авторитетом военных в результате Войны Судного дня пошатнулся авторитет политического руководства страны, следствием чего стало четыре года спустя первое поражение Маараха (так назывался политический блок, наследовавший партии МАПАЙ и предшествовавший Партии труда) на выборах в Кнессет.

Именно в эти годы в Израиле появилась едкая политическая сатира, свободная от былого пиетета по отношению к лидерам государства, его культурным кодам и ценностям. Тогда же израильтяне, пережившие шок внезапного нападения и войну, по ходу которой им довелось пережить ощущение экзистенциальной угрозы, впали в примечательную зависимость от новостной информации, поставлять которую им радио и телевидение стали с небывалой прежде частотой. Радиостанция "Галей ЦАХАЛ" перешла после Войны Судного дня к круглосуточному вещанию, причем выпуски новостей стали передаваться ею каждые полчаса. Со временем к трансляции в таком же режиме перешел "Коль Исраэль", и на обеих станциях, в дополнение к постоянным выпускам новостей, появилось множество ежедневных радиожурналов, дающих развернутую картину актуальных событий.

Этот режим зачастую приводит к искусственному производству "новостей" и избыточной драматизации мелких событий. Им также задается нервный полемический ритм израильского эфира: на каждое малозначительное высказывание одного второстепенного деятеля, прозвучавшее в утреннем радиожурнале, уже полчаса спустя поступает реакция от другого такого же деятеля, и полемика между ними, очень часто не стóящая выеденного яйца, может в течение долгих часов преподноситься радиослушателям как нечто, заслуживающее внимания. Удивительно, что этот режим долго не менялся даже с развитием интернета и иных технических средств, способных полностью удовлетворить потребности тех, чья зависимость от новостной информации носит особенно острый характер. Лишь теперь, спустя почти сорок лет, новое руководство радиостанции "Галей ЦАХАЛ" решило отменить новостные выпуски, транслировавшиеся в середине каждого часа.

Война Судного дня породила множество споров между израильскими генералами и военными менее высокого ранга, отстаивавшими каждый свою точку зрения на различные ее эпизоды. Постепенный процесс рассекречивания и публикации документов, относящих к этой войне, включая протоколы проводившихся тогда заседаний израильского кабинета, дает новую пищу для этих споров, все еще очень страстных. Война Судного дня также дала обильный урожай в литературе, песенном творчестве и документальном кинематографе, а по прошествии какого-то времени (и в более скромных масштабах) в художественном кино. В отличие от египетского кинематографа, сразу же взявшегося за утверждение официальной версии Каира о победе арабов в войне 1973 года, израильские фильмы, посвященные этой войне, выдержаны в минорной тональности и далеки от помпезности. Таковы "Киппур", снятый в 2000 году режиссером Амосом Гитаем, и телевизионная драма "Молчащие сирены", снятая к тридцатилетию войны Рики Шелахом по книге профессора Ури Бар-Йосефа "Заснувший страж" (о провале израильской военной разведки в оценке реальных намерений Египта и Сирии осенью 1973 года).

Попутно отметим, что влияние Войны Судного дня сказалось на художественном творчестве также и за пределами Израиля и арабских стран. Так, знаменитый канадский поэт и музыкант Леонард Коэн, приезжавший в Израиль во время этой войны и выступавший перед солдатами ЦАХАЛа на Синайском фронте, выпустил вскоре после ее окончания альбом New Skin for the Old Ceremony ("Новая кожа для старой церемонии"). Некоторые песни в этом альбоме несут явственные следы военных впечатлений Коэна. Таковые особенно различимы в песне Who by Fire ("Кто в огне"), сочиненной по мотивам известного пиюта Унэтанне тóкеф, входящего в литургию Рош ха-Шана и Судного дня. Также и песни этого альбома There Is a War и Lover Lover Lover связаны с фронтовыми впечатлениями музыканта. Впрочем, здесь мы рискуем непозволительно удалиться от задуманной темы данного очерка.

Война на Ближнем Востоке, затрагивавшая интересы великих держав, сопровождалась не только поставками советского оружия арабам и американского оружия Израилю, но также и интенсивным американо-советским диалогом, осуществлявшимся через канал доверительных отношений между госсекретарем США Генри Киссинджером и послом СССР в Вашингтоне Анатолием Добрыниным. В рамках этого диалога стороны старались исключить такое развитие событий, при котором интересы одной из них пострадают настолько серьезно, что это подтолкнет ее к политическим и военным телодвижениям, чреватым опасностью прямой конфронтации между великими державами. В конце концов Война Судного дня завершилась прекращением огня, достигнутым благодаря согласованному вмешательству США и СССР. При этом Кремль проявил острую заинтересованность в скорейшем прекращении боевых действий в тот момент, когда военное положение арабских стран стало катастрофическим.

Белый дом, заинтересованный в продолжении политики разрядки и одновременно с этим стремившийся взять Египет под свою политическую опеку, счел целесообразным поддержать требование Кремля о немедленном прекращении огня. 20 октября Киссинджер вылетел в Москву и договоренности, достигнутые в ходе его визита, составили затем основу резолюции Совета Безопасности ООН №338. Эта резолюция, принятая 22 октября 1973 года по совместному предложению США и СССР, требовала от воюющих сторон "прекратить все военные действия немедленно, не позже чем в течение 12 часов с момента принятия настоящего решения, с оставлением войск на занимаемых ими сейчас позициях".

До действительного прекращения огня прошло еще несколько дней, в течение которых СССР, напуганный перспективой полного разгрома арабов, выступил с угрозой прямого военного вмешательства в ближневосточный конфликт, привел в боевую готовность свои воздушно-десантные дивизии и значительно нарастил группировку своего военного флота в Средиземном море. США ответили на это повышением боеготовности своих ядерных сил. Но в конце концов прекращение огня стало фактом, причем ЦАХАЛ, освободив всю территорию Голанских высот, захваченную сирийцами в начале войны, удерживал под своим контролем значительную часть сирийской территории за предвоенной линией прекращения огня и находился в 40 км от Дамаска. Египту удалось удержать на восточном берегу Суэцкого канала полосу глубиной до 10 км, однако силы ЦАХАЛа, перешедшие на западный берег канала, контролировали там территорию площадью в 1600 кв. км, удерживали в окружении III египетскую армию и находились в 70 км от Каира.

Позже, 18 января 1974 года, после переговоров, проводившихся на 101-ом километре шоссе Каир-Суэц и затем на мирной конференции в Женеве, было заключено израильско-египетское соглашение о разведении войск, по которому ЦАХАЛ снял кольцо окружения c III египетской армии, покинул западный берег Суэцкого канала, а на восточном берегу отвел свои силы на расстояние до 20 км от канала, позволив тем самым Египту возобновить судоходство по нему. Аналогичное соглашение с Сирией было заключено 31 мая 1974 года, и по нему Израиль вывел свои войска как с собственно сирийской территории, так и из города Кунейтра, находившегося под его контролем со времени Шестидневной войны. То, что Израиль, несмотря на одержанную им военную победу, оказался вынужден уступить Египту и Сирии часть территорий, занятых им в 1967 году, явилось результатом американского давления на правительство Голды Меир, вызванного, в свою очередь, тем, что Египет открыто перешел в тот период под политический патронаж США, а Сирия, оставшись в прежних отношениях с Советским Союзом, признала за Вашингтоном ведущую роль в ходе послевоенных переговоров.

Несмотря на бравурный тон, в котором официальный Каир сразу же заговорил о результатах Войны Судного дня, именно эта война убедила Египет, а затем и другие арабские страны в невозможности военного разгрома Израиля. Начав войну идеальным образом – тщательно подготовленным, единовременным и внезапным нападением на Израиль на двух фронтах – Египет и Сирия смогли обеспечить себе лишь временные военные достижения, утраченные в последующих боях, так что на заключительном этапе войны арабам потребовалось экстренное вмешательство великих держав, без которого их очередное унизительное поражение стало бы несомненным. Выводом из этого для арабов стала стратегия политического понуждения Израиля к территориальным уступкам, пионером которой явился Египет.

Преимущества данной стратегии признавались даже теми, кто в конкретных условиях, сопровождавших подготовку и заключение Кемп-Дэвидского мирного договора между Израилем и Египтом (1979), обвинял египетского президента Анвара Садата в предательстве общеарабского дела. Достаточно сказать, что Поэтапный план ООП был принят на 12-й сессии Палестинского национального совета по инициативе Ясера Арафата уже в июне 1974 года, сразу же по заключении израильско-сирийского соглашения о разведении войск на Голанских высотах. Этим планом - без ревизии общей задачи ООП, состоявшей (и состоящей) в уничтожении Израиля, и без отказа от "вооруженной борьбы" как главного средства достижения палестинских целей - впервые допускалось, что палестинское государство будет создано на первом этапе в Иудее, Самарии и Газе, а не на всей территории Эрец-Исраэль сразу же, как предполагалось прежними программными документами ООП. Все последующие политические шаги ООП, включая заключение соглашений "Осло" (1993), предпринимались на основе этого плана.

В Израиле, для которого внезапное начало Войны Судного дня и крупные неудачи ЦАХАЛа в первый период военных действий явились тяжелой травмой, воцарившееся после войны настроение было отнюдь не победным. Уже 18 ноября 1973 года правительство Голды Меир было вынуждено объявить об учреждении государственной комиссии во главе с президентом Верховного суда Шимоном Агранатом, и этой комиссии было поручено расследовать причины израильских неудач в начальный период войны. Работа комиссии сопровождалась набирающим силу движением общественного протеста, острие которого было направлено на министра обороны Моше Даяна. Когда комиссия Аграната, заслушав 58 свидетелей в ходе 140 заседаний, опубликовала 1 апреля 1974 года свой промежуточный доклад, в котором ответственность за неудачи ЦАХАЛа в начальный период войны возлагалась лишь на генералов (руководителей военной разведки, командующего Южным фронтом и начальника Генерального штаба), общественное недовольство достигло критического уровня и вынудило Голду Меир уйти в отставку. Новым главой израильского правительства стал в июне того же года Ицхак Рабин, не включивший Даяна в состав своего кабинета.

В целом же, попытайся мы кратко определить суть процессов, стимулированных в израильском обществе Войной Судного дня, нам было бы трудно избежать таких выражений, как разочарование, депрессия, эмоциональный упадок, политический декаданс. Проявлением этих тенденций стало возникновение "Шалом ахшав", "Махане ШЕЛИ", "Смоль исраэли хадаш" и других общественных групп, требовавших от израильского правительства максимальных уступок арабам и объявлявших немедленное примирение с соседями ультимативной задачей Израиля, без решения которой само существование еврейского государства объявлялось морально ущербным (и даже более того). С другой стороны, ответом на политическую депрессию, воцарившуюся по следам Войны Судного дня, стало появление поселенческого движения "Гуш-Эмуним", мыслившего себя авангардом национального возрождения и во многих отношениях являвшегося таковым. Некоторые из общественных групп, возникших в середине семидесятых годов, давно распались, но политическая борьба в Израиле до сих пор в существенной мере определяется противостоянием двух значительных сил, заявивших о себе вскоре после Войны Судного дня: "Шалом ахшав", с одной стороны, и "Гуш-Эмуним", с другой. Сказанное верно и с учетом того, что "Гуш-Эмуним" прекратил свое существование как единая группа еще в восьмидесятые годы.

Влияние Войны Судного дня оказалось столь глубоким, что израильское общество давно уже невозможно представить себе в отрыве от этой травмы и ее долгосрочных последствий. Многим кажется странным, что именно национальная травма стала для израильтян главным итогом войны, завершившейся победой ЦАХАЛа над значительно превосходившими его арабскими армиями, сумевшими, как уже отмечалось, начать войну в идеальных для них условиях. Но с фактами спорить трудно: октябрьская травма 1973 года очевидна любому, кто знает, как говорят, поют и пишут в Израиле об этой войне. Она часто становится поводом для манипуляций, грубо подверстанных под задачи, которые ставит перед собой в данный момент определенный политический лагерь. Примером такого рода может считаться нестерпимо лживая песня "Мы - зимние дети 73-го года" на слова Шмуэля Хасфари: она появилась в 1994 году, как средство лирической поддержки "Осло", и ее слащавый припев "Вы обещали голубя, обещали оливковый лист" должен был прозвучать как гимн поколения, истосковавшегося по миротворцу Арафату и винящего своих родителей за то, что те не протянули ему руку раньше. Но и сама возможность подобных манипуляций говорит о подлинном характере травмы 1973 года.

К событиям Войны Судного дня автор этих строк обращался на страницах "Вестей" в разные годы, сосредотачиваясь, как правило, на отдельном ее эпизоде или аспекте (ошибка израильской военной разведки в оценке намерений противника накануне войны, провал израильского контрнаступления на Синае 8 октября 1973 года, личность и деятельность Моше Даяна, публикация рассекреченных военных протоколов израильского кабинета, отражение Войны Судного дня в романах А.Б. Йегошуа, Сами Михаэля и др.). Очерк, предлагаемый читателям теперь, изначально задумывался как попытка сравнить суждения различных египетских военачальников о безуспешном наступлении на Синае, предпринятом Египтом 14 октября 1973 года, на втором этапе войны, и ставшем поворотным пунктом в развитии событий на Южном фронте. Но почти сразу же с началом работы над этим очерком стало понятно, что его характер будет существенно отличаться от изначально задуманного.

Продолжение следует
Tags: ближневосточные войны, война судного дня, социум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments