yaqir_mamlal (yaqir_mamlal) wrote,
yaqir_mamlal
yaqir_mamlal

Category:

Война Судного дня, неюбилейный очерк. Часть III

"Вести", 11 октября 2012

Война Судного дня,
неюбилейный очерк


Дов Конторер


Продолжение. Начало в №№ "Вестей" от 20 сентября и 4 октября 2012

С египетской стороны нападение на Израиль было предпринято 6 октября 1973 года силами двух корпусов, в состав которых входили пять пехотных, две танковые и две мотострелковые дивизии, две отдельные танковые бригады, отдельная бригада морской пехоты и восемь батальонов спецназа. Египтяне называют свои корпуса полевыми армиями, так же их именуют вслед за ними в международной военной литературе, и этой терминологии мы будем придерживаться в данном тексте, говоря о II и III египетских армиях. В общей сложности две эти армии насчитывали 32 расчетные бригады (30 бригад и восемь батальонов спецназа) и в их распоряжении имелось порядка 1700 танков и около 2000 артиллерийских орудий.

Непосредственно в операции по форсированию Суэцкого канала участвовали силы первого оперативного эшелона II и III египетских армий. Его составляли пять усиленных пехотных дивизий: три (2-я, 16-я и 18-я) на участке наступления II армии от Порт-Саида до Большого Горького озера и две (7-я и 19-я) на участке наступления III армии от Большого Горького озера до Суэца. В составе каждой из этих пяти усиленных пехотных дивизий были две пехотные бригады, одна механизированная бригада, танковый батальон, артиллерийский полк, инженерные части и батальон спецназа (в составе 19-й пехотной дивизии было два батальона спецназа). Прочие силы II и III египетских армий составляли второй оперативный эшелон, остававшийся в начале войны на западном берегу Суэцкого канала. В полосе II армии во втором оперативном эшелоне находились 21-я танковая и 23-я механизированная дивизии, 15-я отдельная танковая бригада и батальон спецназа; в полосе III армии – 4-я танковая и 6-я механизированная дивизии, 25-я отдельная танковая бригада и батальон спецназа. Ко второму эшелону III армии относилась также и 130-я отдельная бригада морской пехоты, но некоторые ее части принимали участие в форсировании канала и были задействованы в боях с первого дня войны.

Помимо сил, сведенных во II и III армии, у Египта имелись значительные резервы в составе 17 расчетных бригад: одна механизированная дивизия, одна отдельная танковая бригада, две отдельные механизированные бригады, три десантные бригады, четыре отдельные пехотные бригады и 16 батальонов спецназа. В распоряжении этих сил было порядка 500 танков и 400 артиллерийских орудий. Общее число имевших у Египта бронетранспортеров составляло 2900 единиц. В целом же сухопутные силы Египта насчитывали к началу Войны Судного дня не менее 49 расчетных бригад.

Число годных к использованию боевых самолетов, имевшихся тогда в составе египетских ВВС, по-разному оценивается в разных источниках: от 400 до 640 единиц. У Египта имелось также около 140 вертолетов и порядка 150 зенитно-ракетных комплексов "Двина" (SA-2 в классификации НАТО), "Нева" (SA-3) и "Куб" (SA-6), из которых около половины было развернуто в полосе Суэцкого канала с целью прикрытия наступающих войск. Эти комплексы дополняло неизвестное, но очень значительное количество зенитных самоходных установок "Шилка" и переносных ЗРК "Стрела", использовавшихся для защиты наземных сил от самолетов и вертолетов, атакующих на малых и средних высотах.

Наконец, летом 1973 года израильской разведке стало известно, что Советский Союз, долго отказывавший Египту в поставке баллистических ракет среднего радиуса действия, уступил Садату в данном вопросе. Ракеты, способные поражать населенные пункты и иные объекты в глубине израильской территории, рассматривалось Садатом как средство стратегического сдерживания: с их помощью он рассчитывал предотвратить удары израильских ВВС по удаленным от линии фронта египетским объектам. В ходе Войны на истощение именно такие глубинные авиарейды стали ответом Израиля на артиллерийские обстрелы передовых позиций ЦАХАЛа на Синае египетской артиллерией. Средства против таких атак у Египта не нашлось (как мы помним, даже советские ВВС не справились с этой задачей). Данное обстоятельство обострило заинтересованность Каира в получении ракет, угроза применения которых против израильского тыла защитит египетский тыл от бомбардировок израильских ВВС. Тактические ракетные комплексы "Луна-М" (FROG-7 в классификации НАТО) с радиусом действия до 70 км не решали этой задачи, и отказ Москвы поставить Каиру ракеты "земля-земля" с бóльшим радиусом действия стал, по всей видимости, одной из причин решения о высылке советского военного персонала из Египта в июле 1972 года. Под влиянием этого факта Москва изменила свою позицию в последующий период, и к августу 1973 года Египтом было получено девять армейских оперативно-тактических комплексов "Эльбрус", вооруженных одноступенчатыми ракетами Р-17 (Scud B по классификации НАТО). Как мы еще увидим, расчет Садата, связанный с использованием этих ракет в качестве оружия стратегического сдерживания, оправдался в дальнейшем.

В заключение отметим, что прекращение судоходства по Суэцкому каналу в результате Шестидневной войны разделило оперативную арену египетских ВМС на две изолированные части - в Средиземном и Красном морях. К октябрю 1973 года военно-морские силы Египта имели на вооружении около 100 боевых кораблей следующих типов: 5 эсминцев, 2 фрегата, 2 корвета, 12 подводных лодок, 12 ракетных катеров типа "Оса", 7 малых ракетных катеров типа "Комар", 38 торпедных катеров, 6 противолодочных катеров, а также тральщики, десантные корабли и сторожевые катера. В египетских ВМС служило 14 тысяч матросов и офицеров, а общая численность вооруженных сил Египта составляла к началу Войны Судного дня порядка 650 тысяч военнослужащих (в некоторых источниках указывается иное число: 800 тысяч военнослужащих).

Но даже эти огромные силы не гарантировали Египту успеха. Форсирование Суэцкого канала, представлявшее собой центральный замысел планируемой Садатом войны, было весьма сложной военной и инженерной операцией. Израильское командование считало, что египтяне не смогут успешно решить связанные с ней задачи, и с началом Войны Судного дня оно убедилось в том, что недооценило силу противника.

Суэцкий канал – не Днепр и не Ла-Манш, но он, тем не менее, был серьезной преградой на пути наступающих войск. В период Войны на истощение Израиль укрепил восточный берег канала искусственно созданной насыпью, высота и крутизна которой (насыпь возвышалась на 20 метров) затрудняли непосредственную атаку пехоты на передовые опорные пункты линии Бар-Лева и препятствовали наведению переправ. Примерно в 10 км к востоку от береговой линии проходила т.н. Артиллерийская дорога, вдоль которой Израилем были также построены опорные пункты, в которых должны были находиться гарнизоны пехоты и базироваться танковые роты первого эшелона израильской обороны (реально с началом Войны Судного дня пехотных частей в этих пунктах не было). Далее к востоку, от расположенной у Средиземного моря Белузы на юг Синая уходило рокадное шоссе, удаленное от Артиллерийской дороги на расстояние до 35 км. Это шоссе позволяло ЦАХАЛу осуществлять переброску войск к угрожаемым участкам фронта.

Как мы знаем теперь, оперативный план, которому отдали предпочтение президент Садат и генерал Аль-Шазли, не предусматривал наступления вглубь Синая. Но он, во всяком случае, требовал навести переправы, по которым на израильский берег вслед за первой волной пехотинцев, которые переправятся через канал на резиновых лодках и взберутся на насыпь с помощью веревочных лестниц, будут переброшены танки и тяжелые грузы. Насыпь реально мешала наведению переправ, и устранить это препятствие египтянам помогла оригинальная идея одного из их инженеров, предложившего использовать для ее разрушения водяные пушки.

После того, как испытания подтвердили эффективность этой идеи, Египтом было закуплено в Великобритании и Германии 350 мощных насосов. Эти насосы доставлялись к израильскому берегу на различных плавучих средствах и сосредотачивались по нескольку единиц в одном месте, после чего они мощными струями воды в течение двух часов промывали проемы в возведенной Израилем насыпи. Таким образом создавались покатые пандусы, пригодные для наведения переправ и подъема египетской техники на израильский берег. Уже в первые шесть часов войны египетским инженерным войскам удалось создать 60 таких "промывов", многие из которых были тут же использованы для наведения наплавных мостов и паромных переправ.

Все эти действия египтянам нужно было произвести одновременно с высадкой первого эшелона пехоты, в котором для транспортировки грузов (боеприпасов, тяжелого ротного и батальонного вооружения, взрывчатки, мин, первичного запаса воды и продовольствия) использовались тысячи специальных тележек, и в условиях, когда их собственная артиллерия вела плотный огонь по расположенным на минимальном расстоянии от кромки воды израильским позициям. Отряды египетских коммандос, высадившиеся с вертолетов у перевалов Митле и Гиди, на побережье Суэцкого залива и к востоку от форта "Будапешт", расположенного у Средиземного моря, оказались неспособны полностью выполнить свою задачу, но в некоторых местах они все же затруднили подход израильских сил к окруженным фортам линии Бар-Лева. Реализация этого плана требовала мужества и высокой выучки войск, а главное - небывалой для арабских армий слаженности тактических и технических действий. Как уже отмечалось выше, сама способность египтян к осуществлению столь сложной операции, стала для Израиля неприятным сюрпризом. О форсировании Суэцкого канала можно сказать, что оно явилось самым значительным военным достижением арабов в ходе Войны Судного дня. При этом оно не потребовало от египтян тех потерь, к которым было готово их командование, исходившее из того, что непосредственно в ходе форсирования погибнет порядка 10 тысяч египетских солдат и офицеров.

Высадившиеся на восточном берегу канала египетские силы захватили или окружили почти все находившиеся там форты израильской оборонительной линии Бар-Лева. Они сразу же начали минирование подступов к ним с востока и стали готовиться к обороне в полосе, глубина которой составляла в первые дни войны до 8 км. Переброска египетских танков через канал началась на участке наступления II армии уже в ночные часы 6 октября, а на участке наступления III армии, где из-за особенностей грунта водяные пушки оказались менее эффективными, утром 7 октября. К вечеру этого дня у египтян было уже 400 танков на восточном берегу Суэцкого канала.

Израильская авиация пыталась воспрепятствовать дальнейшей переброске египетских войск, но ее действия были предельно затруднены и сопровождались большими потерями от зенитных ракет противника. С началом войны атакующим египетским силам на Синайском полуострове противостояла единственная израильская дивизия (252-я, под командованием Авраама Мандлера), имевшая в своем распоряжении 7 артиллерийских батарей и 268 танков. Лишь одна из ее танковых бригад занимала позиции вдоль Артиллерийской дороги. Основная часть танковых сил 252-й дивизии - около 200 танков - базировалась вдали от канала, и эти танки не могли быть эффективно использованы в первые часы войны. Тем не менее, находившиеся на Синае части ЦАХАЛа почти с первого момента пытались помочь попавшим в окружение гарнизонам израильских фортов, оказать им содействие в эвакуации. Эти контратаки, также сопровождавшиеся большими потерями, были в большинстве случае безрезультатными. Главным козырем египтян при отражении израильских контратак стали не танки, уже переброшенные ими на восточный берег канала, а пехотные части, обильно вооруженные новейшими противотанковыми средствами советского производства - ракетами "Малютка" (они же Sagger в классификации НАТО) и гранатометами РПГ-7. Египетскую пехоту специально готовили к этой задаче и она хорошо с ней справлялась на первом этапе войны.

Одновременно с египетским нападением на юге северная граница Израиля, проходившая после Шестидневной войны к востоку от Голанских высот, была атакована Сирией. Здесь нападение на Израиль было предпринято силами трех дивизий мотопехоты, составлявших первый оперативный эшелон сирийского наступления. 7-я сирийская дивизия наступала в общем направлении на Баниас и киббуц Гонен (примерно по линии шоссе 959 в сегодняшней нумерации), 9-я дивизия – на Нафах и далее в направлении моста Бнот-Яаков (шоссе 91), 5-я дивизия – на Эль-Аль, Гамлу и далее в направлении моста Арик (шоссе 87). Эти дивизии имели схожий, но не идентичный состав. Каждая из них влючала две пехотные бригады, имевших в своем составе по одному танковому батальону, и, кроме того, 5-я и 7-я дивизии имели одну танковую и одну механизированную бригады, 9-я дивизия – одну танковую бригаду. 5-я и 9-я дивизии были дополнительно усилены отдельной танковой бригадой каждая. Таким образом, в общей сложности каждая из сирийских дивизий первого эшелона имела до 230 танков. Сверх того в состав каждой из них входили артиллерийский полк и инженерные части. Наконец, 7-я дивизия была также усилена батальоном спецназа.

Во втором оперативном эшелоне сирийцы имели две танковые дивизии: 3-я действовала на северном участке фронта, 1-я - на южном. В этих дивизиях было по 250 танков и более. Кроме того, в резерве сирийского командования оставались одна механизированная бригада и шесть батальонов спецназа.

В первой волне наступления на израильские позиции было задействовано 660 сирийских танков и 1200 артиллерийских орудий. Кроме того, Сирия имела дополнительно около 1000 танков, бóльшая часть которых была вскоре введена в бой, так что всего в сирийском наступлении участвовало порядка 1400 танков. У Сирии имелось также около 900 бронетранспортеров, большинство из которых находилось на вооружении участвовавших в наступлении дивизий. В целом же сирийские сухопутные силы по состоянию на октябрь 1973 года могут быть оценены как равноценные 22 расчетным бригадам (20 бригад и 7 батальонов спецназа).

Военно-воздушные силы Сирии включали порядка 350 боевых самолетов и 36 вертолетов. Основу сирийской ПВО составляли 36 зенитно-ракетных комплексов, половину из которых составляли мобильные ЗРК "Куб" (SA-6); почти все сирийские ЗРК были развернуты вблизи линии прекращения огня на Голанских высотах. Подобно египтянам, сирийцы имели на вооружении тактические ракетные комплексы "Луна-М" (FROG-7) советского производства, но, в отличие от Египта, они не имели ракет среднего радиуса действия. Военно-морские силы Сирии включали 25 боевых кораблей следующих классов: 3 ракетных катера типа "Оса", 6 малых ракетных катеров типа "Комар", 14 торпедных катеров и 2 сторожевых корабля. Общая численность сирийских вооруженных сил составляла к началу Войны Судного дня порядка 185 тысяч военнослужащих.

На Голанских высотах устремившимся в наступление сирийским войскам противостояли в начале войны два пехотных батальона (гарнизоны израильских опорно-наблюдательных пунктов), две танковые бригады (7-я на севере Голанских высот и 188-я на юге; вместе они насчитывали 178 танков), две роты инженерных войск, 44 артиллерийских орудия и два ЗРК. С началом наступления сирийским войскам, действовавшим, подобно египетским войскам на Синае, при активной поддержке фронтовой авиации, удалось прорвать израильский фронт на всем протяжении линии прекращения огня и продвинуться в критических точках до Нафаха, где находился штаб 36-й дивизии Рефаэля Эйтана, и южнее - до точки, находящейся к западу от перекрестка Гамла, в 7 км от озера Киннерет.

В отличие от египтян, не планировавших глубоко наступления и поставивших себе в связи с этим задачу захватить все окруженные ими форты линии Бар-Лева, сирийцы всерьез рассчитывали завоевать всю территорию Голанских высот, утраченную ими в результате арабской агрессии 1967 года, выйти к Иордану и, при успешном для них развитии событий, использовать дополнительные наступательные возможности. По этой причине они старались обойти стороной израильские опорные пункты, за исключением базы радио-электронной разведки на горе Хермон, захваченной в первый день войны батальоном сирийских коммандос, передовая рота которого высадилась на Хермоне с вертолетов.

Как мы видим, совокупные силы Египта и Сирии насчитывали, по минимальной оценке, 835 тысяч военнослужащих и включали 15 дивизий (не менее 70 расчетных бригад), 3850 танков, 3800 бронетранспортеров, 3600 артиллерийских орудий, не менее 750 боевых самолетов, 176 вертолетов и 186 ЗРК. Но эти данные останутся неполными без учета экспедиционных сил, направленных в помощь Египту и Сирии арабскими и другими странами.

В Египет было направлено: Алжиром – танковая бригада, пехотная бригада и артиллерийский полк; Кувейтом – пехотный батальон; Ливией – танковая бригада и артиллерийский полк; Марокко – пехотная бригада; Суданом – пехотная бригада, танковый батальон, батальон спецназа и артиллерийский полк; Тунисом – пехотный батальон. В общей сложности это составило 6 расчетных бригад (5 бригад плюс 4 отдельных батальона и артиллерия). В Сирию было направлено: Иорданией – две танковые бригады; Ираком – две танковые дивизии, пехотная бригада, горная бригада и бригада спецназа; Кувейтом – пехотная бригада и танковый батальон; Марокко – пехотная бригада и танковый батальон; Саудовской Аравией – десантный батальон и механизированный батальон. В общей сложности это составило 13 расчетных бригад (11 бригад и 6 отдельных батальонов). В помощь арабским государствам-агрессорам было также направлено: Ираном – 73 боевых самолета, Алжиром - 59 боевых самолетов (три эскадрилии МИГ-21, одна эскадрилия МИГ-17 и одна эскадрилия СУ-7), Ливией - 28 боевых самолетов (две эскадрилии "Мираж") и 3 вертолета, Кувейтом – 5 боевых самолетов "Хантер", Саудовской Аравией – 9 вертолетов, Северной Кореей – эскадрилия МИГ-21.

Помимо указанных выше частей Саудовская Аравия направила в помощь Сирии две пехотные бригады, танковый батальон и артииллерийский полк, но эти части остались на территории Иордании. Здесь также не учитывается военная техника без экипажей, переданная арабскими странами в распоряжение Египта и Сирии. Наконец, приведенные выше данные не включают вооруженных сил Ирака и Иордании - помимо тех частей, которые были направлены ими в Сирию. Следует, однако, учитывать, что ЦАХАЛ был вынужден держать часть своих сил вдоль 420-километровой границы с Иорданией, поскольку израильское командование не могло иметь полной уверенности в том, что Иордания не атакует его сама или не предоставит Ираку возможность атаковать его со своей территориии. Личный состав иорданской армии составлял порядка 60.000 военнослужащих, а ее вооружение включало 570 танков, 320 артиллерийских орудий и 55 боевых самолетов. У Ирака имелось в то время 250.000 военнослужащих, 1500 танков, 1000 артиллерийских орудий и 250 боевых самолетов.

Но даже и без учета этих составляющих арабского военного потенциала экспедиционные силы, направленные в Египет и Сирию, составляли 19 расчетных бригад, так что вместе с ними вооруженные силы двух основных участников арабской коалиции насчитывали не менее 935 тысяч военнослужащих и включали 17 дивизий (90 расчетных бригад), около 4500 танков, примерно столько же бронетранспортеров, 3700 артиллерийских орудий, от 930 до 1170 боевых самолетов, 188 вертолетов, 186 ЗРК, порядка 125 боевых кораблей и около трех десятков пусковых ракетных установок "земля-земля", включая 9 оперативно-тактических комплексов "Эльбрус", вооруженных ракетами Р-17 (Scud B).

Этим силам Израиль даже после проведения полной мобилизации мог противопоставить 373 тысячи военнослужащих. Сухопутные силы ЦАХАЛа состояли из семи дивизий (шести танковых и одной "операционной дивизии", получавшей различные части на время, с целью выполнения конкретных боевых задач) и отдельных частей; в общей сложности эти дивизии и отдельные части составляли 33 расчетные бригады: 14 танковых, 6 механизированных, 3 парашютно-десантных, 4 пехотных и 6 территориальных. Артиллерийские полки входили в состав танковых дивизий; то же относится к большинству полков и батальонов инженерных войск. Основное подразделение израильского спецназа Сайерет Маткаль находилось в прямом подчинении Генерального штаба; батальоны рейдовой разведки "Шакед", "Эгоз" и "Харув" подчинялись командованию военных округов - Южного, Северного и Центрального.

Лишь малую часть сухопутных сил ЦАХАЛа составляли регулярные бригады; большинство бригад формировалось из резервистов, причем в состав регулярных бригад тоже входили во многих случаях резервистские подразделения. Следует также отметить, что территориальные бригады, отвечавшие за оборону отдельных районов, имели в мирное время только штабы и части обеспечения. Лишь в немногих случаях к ним были постоянно приписаны боевые подразделения резервистов. Кадровое насыщение территориальных бригад производилось за счет регулярных и резервистских частей, после чего территориальные бригады превращались в пехотные. Таким образом, указанное выше число имевшихся у Израиля расчетных бригад отражает двойной учет некоторых частей. С другой стороны, с началом Войны Судного дня были в небольшом количестве созданы новые части – такие, как 9100-я пехотная бригада, сформированная из солдат и офицеров, которые по разным причинам не были приписаны к существовавшим ранее частям. В том же ряду могут быть упомянуты сводные отряды курсантов офицерской школы и других армейских курсов.

К началу Войны Судного дня на вооружении ЦАХАЛа состояло до 2050 танков, порядка 800 артиллерийских орудий и тяжелых минометов, до 4500 бронетранспортеров различных типов, 383 боевых самолета, 86 вертолетов, 10 ЗРК "Хок" и неизвестно число пусковых установок с ракетами "Иерихон-1". Военно-морские силы Израиля имели на вооружении 12 ракетных катеров, 2 артиллерийских катера, 30 сторожевых катеров, некоторое количество десантных и вооруженных транспортных судов, а также – теоретически – 2 подводные лодки (фактическое состояние субмарин было таким, что во время войны ни одна из них не могла использоваться по назначению). Кроме того, в составе ВМС действовало подразделение морских коммандос, использующее боевых пловцов и рейдовые группы десантников.

Соответственно, общее соотношение сил и средств, которыми располагали Израиль и армии арабской коалиции к началу Войны Судного дня, было примерно следующим: личный состав – 1:2,5; дивизии – 1:2,4; расчетные бригады – 1:2,7; танки – 1:2,1; бронетранспортеры - 1:1; артиллерийские орудия – 1:4,6; боевые самолеты – 1:2,4; вертолеты – 1:2,2; ЗРК – 1:18,6; боевые корабли – 1:2,5. Эти данные не учитывают иракских и иорданских вооруженных сил, не вводившихся на территорию Сирии, а также ливанских вооруженных сил и потенциала базировавшихся в Ливане террористических организаций. Вероятность вторжения с территории Иордании в Израиле считали очень низкой, но полностью игнорировать ее было все-таки невозможно. Даже в условиях максимального напряжения сил на египетском и сирийском фронтах ЦАХАЛ держал у иорданской границы три пехотные бригады, две территориальные бригады, два танковых батальона, артиллерийские части и пехотные группы истребителей танков. Ливанскую границу прикрывала одна территориальная бригада. В общей сложности эти силы составляли семь из имевшихся у Израиля 33 расчетных бригад.

Кажется странным, но в предвоенный период указанное соотношение сил расценивалось как обеспечивающее Израилю заметное преимущество. Причиной этого было, прежде всего, несомненное превосходство израильской авиации над египетскими и сирийскими ВВС. Отмеченное превосходство определялось как мастерством израильских летчиков, так и тем, что в составе израильских ВВС уже имелось в 1973 году пять эскадрилий, вооруженных американскими многоцелевыми истребителями третьего поколения "Фантом". Эти машины сочетали высокую скорость со способностью нести до семи тонн ракетного и бомбового вооружения на десяти точках подвески, что позволяло эффективно использовать их так же и в качестве самолетов наземной поддержки. Всего у Израиля было к началу войны 122 "Фантома", свыше 160 штурмовиков "Скайхок", также производившихся в США, около 20 истребителей "Супер-Мистэр" французского производства, до 40 французских истребителей-бомбардировщиков "Мираж" и примерно столько же самолетов "Нешер", произведенных в Израиле и представлявших собой копию "Мираж-5".

В военно-воздушных силах арабских стран состояли на вооружении самолеты многих моделей, включая весьма впечатляющие для своего времени истребители советского, французского и британского производства, но у них не было боевой машины, которую можно было бы считать эквивалентной "Фантому". В ходе Войны на истощение несколько высотных перехватчиков МИГ-25, относящихся, как и "Фантом", к третьему поколению реактивных истребителей, проходили испытания в Египте, совершая разведывательные полеты над Суэцким каналом, но сколько-нибудь значительных поставок этих самолетов арабским армиям СССР до Войны Судного дня не производил. Также и многоцелевой истребитель с изменяемой стреловидностью крыла МИГ-23 появился на вооружении арабских армий уже после октябрьской войны 1973 года.

Вторая причина того, что указанное выше соотношение сил и средств отнюдь не считалось в предвоенный период критически опасным для Израиля, была связана с более высоким уровнем подготовки наземных частей ЦАХАЛа и, как следствие, с возможностью их более эффективного боевого применения. В целом эта оценка подтвердилась как в ходе боев на Голанских высотах, где немногочисленные силы ЦАХАЛа сначала остановили многократно превосходившие их силы сирийцев, а затем, с подходом подкреплений, перешли в успешное контрнаступление и перенесли боевые действия вглубь сирийской территории, так и на втором этапе сражений, развернувшихся на Синае. Попытка развить наступление вглубь Синайского полуострова, предпринятая египетскими войсками 14 октября, завершилась полным провалом, и этот провал не был результатом одного лишь успешного применения израильской авиации. На большинстве участков фронта египетские войска так и не вышли из зоны, прикрытой ракетным щитом ПВО, и их неспособность добиться успеха явилась результатом общего превосходства ЦАХАЛа в открытой маневренной войне. Подтверждение этому превосходству было дано и на заключительном этапе войны, в период от форсирования Суэцкого канала израильскими силами до прекращения огня.

Но если в целом предвоенная оценка общего уровня наземных частей ЦАХАЛа в сравнении с уровнем подготовки и боеспособности армий противника была верна, то она все же требовала принципиальных корректив, вносившихся уже в ходе войны. Выше отмечалось, что Египет прекрасно подготовил свои войска к операции по форсированию канала и к последующему удержанию полосы на его восточном берегу. Это потребовало от египтян освоения совершенно новой для них тактики боевых действий и, что не менее важно, психологическиой подготовки войск, повышения их мотивации. Последнее верно и в отношении сирийской армии. Арабские силы по-прежнему уступали ЦАХАЛу по многим параметрам и, особенно, в том, что касается столь важной на поле боя тактической инициативы нижнего и среднего командного звена, но они продемонстрировали в октябре 1973 года совершенно новый и неожиданный для Израиля уровень стойкости и боевой выучки. Уже одним только этим сокращался разрыв в реальной боеспособности войск, встретившихся на полях сражений Войны Судного дня.

Но одним только этим дело не ограничивалось. Главной особенностью боевого применения израильских сухопутных сил, основу которых составляли в 1973 году танковые дивизии, являлись высокая маневренность ударных соединений и умение танкистов вести точный огонь со скрытых позиций, используя естественные складки местности и иные особенности рельефа. При этом в наступающих порядках израильских бронетанковых сил почти не использовалась пехота. После Шестидневной войны, продемонстрировавшей высокую эффективность применения маневренных частей ЦАХАЛа, число танковых бригад в израильской армии увеличилось с шести до четырнадцати, механизированных – с трех до шести. Параллельно с этим сократилось число пехотных бригад, а структура танковых бригад была изменена так, что вместо двух танковых и одного пехотного батальона в них стало по новому штату три танковых батальона, каждому из которых придавалась рота мотопехоты, почти всегда резервистская. Техника и вооружение пехотных частей были в большинстве случаев устаревшими. В боевых порядках израильских бронетанковых сил также мало использовалась артиллерия, поскольку доктрина ЦАХАЛа строилась тогда на том, что в качестве "летающей артиллерии" применяется авиация. Соответственно, в израильском оборонном бюджете львиная доля средств выделялась военно-воздушным силам (50%) и танковым войскам (30%), тогда как всем остальным доставались крохи.

Ставка на всемогущество танков и авиации оказалась с началом Войны Судного дня слабым местом ЦАХАЛа. Для успешной борьбы с пехотой противника, обильно вооруженной противотанковыми средствами, израильским танкам требовалась помощь своей пехоты, которой отчаянно не хватало. Что же до авиации, то ее роль "летающей артиллерии" была крайне затруднена зенитными ракетами противника, прикрывавшими зону военных действий. В воздушных боях израильские ВВС потеряли всего 5 самолетов, тогда как основные потери им причинили египетские и сирийские ЗРК, сбившие 97 израильских самолетов (арабскими ВВС в воздушных боях было потеряно 334 самолета и еще 36 самолетов Египта и Сирии были сбиты израильскими ЗРК). При этом уничтожению объектов противовоздушной обороны противника израильские ВВС могли посвятить только 5% боевых вылетов, поскольку потребность наземных соединений ЦАХАЛа в поддержке с воздуха была весьма велика, и такая поддержка оказывалась им авиацией даже ценой серьезных потерь.

Продолжение следует
Tags: ближневосточные войны, война судного дня, социум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments