yaqir_mamlal (yaqir_mamlal) wrote,
yaqir_mamlal
yaqir_mamlal

Categories:

Еврейская политика Франко в 1939-1945 гг.

Статья ДК из последнего выпуска "Вестей-2", по случаю Дня Катастрофы и героизма европейского еврейства.

"Вести", 4 марта 2013

Испанская баллада

С учетом известных альтернатив еврейская политика Франко в годы гитлеровского геноцида выглядит далеко не худшим образом, но при этом реальная картина событий оказывается совсем не похожа на тот пропагандистский лубок, который был создан в связи с данным вопросом Испанией в послевоеннный период


Дов Конторер

В январе 1492 года со взятием Гранады испанскими войсками было ликвидировано последнее мусульманское королевство на территории Пиренейского полуострова. Этим событием завершилась семисотлетняя эпоха "отвоевания родины" иберийскими христианами, т.н. Реконкиста, начавшаяся вскоре после того, как в начале VIII века мавры захватили почти всю территорию современных Испании и Португалии, за исключением узкой полоски на севере, где в королевстве Астурия укрепились остатки вестготской знати. Историческое торжество христианства в Испании было отмечено изгнанием евреев из этой страны. 31 марта 1492 года в только что покоренной Альгамбре ревностными католическими монархами Фердинандом II Арагонским и Изабеллой Кастильской был принят т.н. Гранадский указ (Edicto de Granada), которым евреи Испании были поставлены перед выбором между изгнанием и крещением. Тех, кто не мог подчиниться этому указу, ждала смерть.

Изгнание из Испании не было ни первым, ни единственным в средневековой еврейской истории. Минуя события т.н. "темных веков", отметим, что испанской катастрофе 1492 года предшествовали изгнания евреев из Англии (1290), многократные изгнания из Франции в XII-XIV вв., изгнания из Австрии и Кельна (1420), Аугсбурга (1439), Баварии (1450) и Бреслау (1453). Почти одновременно с испанским изгнанием такое же бедствие обрушилось на евреев Сардинии (1492) и Сицилии (1493), чуть позже изгнанию подверглись евреи Литвы (1495) и Португалии (1497), затем – евреи Прованса (1501), Неаполя (1541), Брандербурга (1570), Швейцарии (1622), Вены (1670). К XVII веку этими и другими подобными мерами западноевропейские правители почти полностью вытеснили евреев из своих владений, в результате чего основными районами еврейского расселения на континенте стали Польша и другие страны Восточной Европы. Но изгнание из Испании выделялось даже на этом фоне жестоких гонений – как своими масштабами, так и длительностью исторического периода, в течение которого запрет на проживание евреев в Испании оставался в силе.

По свидетельству дона Ицхака Абраванеля, знаменитого еврейского ученого и комментатора Писания, занимавшего видный пост при дворе Фердинанда и Изабеллы, ко времени изгнания в Испании насчитывалось порядка 300 тысяч евреев, но некоторые современные историки считают эту оценку заниженной (для сравнения: в Англии в 1290 году было не более 20 тысяч евреев). За плечами евреев Испании было не менее пятнадцати столетий почти непрерывного проживания в этой стране. Быть беженцем трудно во все времена, но в конце XV века участь изгнанных из Испании евреев была поистине ужасной. Поставленные перед необходимостью срочно избавиться от своего имущества, они продавали его за бесценок. Вырученных денег часто не доставало даже на то, чтобы оплатить место для семьи на уходящем из Испании корабле. При этом собственность еврейских общин отходила в королевскую казну, которая передавала ее муниципалитетам, церквям и монастырям. Еврейские кладбища превращались в выгоны для скота, надгробия сносились. Во многих случаях бежать из Испании евреям было буквально некуда, но ее, тем не менее, покинуло не менее 150 тысяч человек - огромное число по меркам того времени.

Гранадский указ был официально отменен франкистским правительством Испании в 1968 году, но фактически евреи получили возможность селиться в Испании уже в конце XIX века. До тех пор на протяжении четырех столетий в этой стране не было никакого еврейского присутствия или, во всяком случае, присутствия легального. Впрочем, евреев в Испании было совсем немного и в начале ХХ века, поскольку селиться в стране они могли лишь как частные лица, без права общинной организации. Разрешение снять квартиру под первую в современной Испании синагогу было дано евреям Мадрида в 1917 году. Ни одного еврейского кладбища в Испании не было еще и в середине тридцатых годов. Тем не менее, в 1924 году указом короля Альфонса XIII евреям испанского происхождения, проживавшим в Северной Африке и на территории Балканского полуострова, обеспечивалась возможность получения испанского гражданства. Впоследствии этот указ помог некоторому числу евреев Европы избежать гибели в период нацистского геноцида.

К 1930 году население Испании насчитывало 24 миллиона человек. Практически гомогенное в религиозном отношении, оно, тем не менее, пребывало в состоянии острой социальной и политической поляризации. В 1923 году в Испании при здравствующем короле, у которого оставалось все меньше авторитета и власти, была установлена военная диктатура Мигеля Примо де Риверы. В январе 1930 года де Ривера, не сумевший выправить положение в Испании, пошатнувшееся в результате экономического кризиса, лишился поддержки в армии и вынужденно покинул страну. Год спустя поддерживающие монархию партии потерпели поражение на выборах, Альфонс XIII отрекся от престола, и в Испании было создано первое республиканское правительство, которое возглавил Нисето Алькала Самора.

Это правительство недолго продержалось у власти. Уже в октябре 1931 года Самора ушел в отставку из-за несогласия с радикальной программой реформ, которую поддерживало большинство членов его кабинета. Пост премьер-министра занял известный испанский писатель Мануэль Асанья, бывший военным министром в кабинете Саморы. Сторонник решительных действий антиклерикальной направленности, он фактически спровоцировал военное восстание под руководством генерала Хосе Санхурхо, которое сумел подавить во второй половине 1932 года. Это несколько укрепило позиции Асаньи, но в ноябре 1933 года левые республиканцы потерпели поражение на парламентских выборах. В правительство вернулись консерваторы, и начатые при Асанье реформы были остановлены. В Испании возобновились погромы и мятежи, организаторами которых стали теперь левые либералы и анархисты.

На следующих выборах в январе 1936 года, как и пять лет назад, победили левые радикалы. У власти в стране оказался Народный фронт, в который входили социалисты, коммунисты, анархисты и леволиберальные партии. Полгода спустя на фоне производившихся новым правительством радикальных реформ в Испании вспыхнул военный мятеж, положивший начало ожесточенной гражданской войне, которая продолжалась три года и завершилась поражением республиканцев.

До начала гражданской войны республиканским правительством Испании было принято около трех тысяч еврейских беженцев из нацистской Германии, в результате чего небольшое еврейское население страны увеличилось вдвое. Противниками республиканцев в начавшейся гражданской войне были т.н. "националисты". К их числу принадлежали консервативные группы различной ориентации, католики и фашисты, сплотившиеся под началом генерала Франсиско Франко, которому было вскоре присвоено звание генералиссимуса и дарован титул каудильо.

Первым заметным лидером испанских фашистов был деятель литературного авангарда двадцатых годов Эрнесто Хименес Кабальеро. Этот идеолог интересен сразу по нескольким причинам. Почитавший центром мироздания Рим, он был сторонником т.н. "воинствующего латинизма", убежденным противником Германии (до прихода Гитлера к власти) и носителем идеи о том, что Россия является объективным союзником средиземноморских народов. Проходя военную службу в Испанском Марокко, Кабальеро познакомился с жизнью местных еврейских общин и остался под глубоким впечатлением того, что евреи, изгнанные из Испании свыше четырехсот лет назад, сохранили испанский язык и некоторые другие элементы испанского культурного наследия. Евреи-сефарды стали для Кабальеро "героями испанской культуры".

Судя по некоторым признакам, схожее отношение к местным евреям было присуще многим образованным испанским офицерам, служившим в Марокко в первые десятилетия ХХ века. Считается вероятным, что этому настроению не был чужд и сам Франко, возглавивший испанских мятежников после того, как генерал Санхурхо погиб в авиакатастрофе в самом начале восстания. Другая версия связывает определенную доброжелательность Франко по отношению к евреям с происхождением его матери от марранов.

Организованное движение испанских фашистов сложилось в 1931 году под названием ХОНС, или Хунта национал-синдикалистского наступления (JONS, Juntas de Ofensiva Nacional Sindicalista). В этом движении также господствовала ориентация на итальянский фашизм, остававшийся долгое время чуждым антисемитизму, но в ХОНСе имелось и достаточно сильное течение, ориентиром которому служил немецкий нацизм. Для этого течения единственным допустимым отклонением от нацизма был определенный пиетет по отношению к римско-католической вере. Это расходилось с антикатолическим настроем нацизма, но испанские поклонники Гитлера оправдывали свой подход тем, что католицизм воплощает собой "расовую традицию" Испании.

Хосе Антонио Примо де Ривера, сын бежавшего во Францию и вскоре умершего там диктатора Мигеля Примо де Риверы, стал в 1933 году основателем Испанской Фаланги (Falange española), с которой позже слились несколько других организаций национал-синдикалистского толка, объединенных идеалом "корпоративного государства". В его выступлениях и статьях не было высказываний антисемитского характера. Более того, по некоторым свидетельствам, он прерывал антисемитские выкрики на собраниях своей партии, требуя от ее членов выдвижения исключительно "позитивных лозунгов".

В ряде случаев пропаганда испанских фашистов изобличала "еврейских спекулянтов" и "еврейский капитализм", однако в целом еврейский вопрос не имел большого значения в Испании просто потому, что там почти не было евреев. Во всяком случае, большинству лидеров испанского фашизма антисемитизм был присущ в меньшей степени, чем представителям радикальных католических кругов, регулярно обращавшимся к традиционной антиеврейской риторике церкви.

Как известно, с началом гражданской войны испанских мятежников поддержали Германия, Италия и Португалия, а республиканцам оказал активную помощь Советский Союз. В составе республиканских войск были сформированы интернациональные бригады, через которые за годы войны прошло порядка 30 тысяч волонтеров из разных стран мира. Среди них было не менее четверти евреев, включая 300 добровольцев, прибывших в Испанию из Эрец-Исраэль. С расформированием интернациональных бригад во второй половине 1938 года никто из иностранных еврейских добровольцев, сражавшихся на стороне республики, в Испании не остался.

С другой стороны, воевавшим под началом Франка националистам оказывали значительную финансовую помощь евреи Марокко. Одним из руководителей фалангистов в Севилье был представитель известной еврейской семьи из Танжера. Эти факты заслуживают внимания, но, разумеется, не идут ни в какое сравнение с чрезвычайно активным еврейским участием в гражданской войне в Испании на стороне республиканцев.

С окончательным разгромом республиканских войск в апреле 1939 года до полумиллиона испанцев бежало во Францию, где многие из них оказались в концентрационных лагерях, созданных французскими властями в Ривесальте, Гюрсе и других местах. Летом 1940 года, с разромом французской армии немецкими войсками, в этих лагерях оказались тысячи немецких и австрийских евреев, бежавших во Францию от нацистов, а в октябре того же года в эти лагеря были выселены все евреи германских земель Баден и Пфальц и многие евреи Вюртемберга.

В Испании тем временем с победой франкистов была запрещена всякая деятельность еврейских организаций. Этот запрет не коснулся еврейских общин в Испанском Марокко и Танжере, численность которых составляла соответственно около 15 тысяч и около 8 тысяч человек. Статус живших там евреев определялся законами Марокканского султаната.

С поражением Франции летом 1940 года к испанской границе хлынули потоки беженцев. Транзитная виза в Испанию предоставлялась лишь тем из них, кто имел въездную визу в третью страну, чаще всего – в США или Португалию. Относящиеся к этому законы были ужесточены в 1940 и в 1941 году, но фактически в Испанию сумели пробраться тогда десятки тысяч беженцев, не имевших транзитной визы. Их возвращали в оккупированную немцами Францию или помещали в концентрационный лагерь, созданный в провинции Бургос, вблизи города Мирандо-де-Эбро. Гитлеру, встретившемуся с Франко 23 октября 1940 года на юге Франции, не удалось уговорить каудильо вступить в войну на стороне Германии, но между гестапо и испанской полицией безопасности установились тогда тесные связи, укреплению которых способствовал визит Гиммлера в Мадрид. Результатом этого визита стала готовность Испании выдавать Германии всех иностранных беженцев, в отношении которых гестапо подавало запрос. При этом легальная эмиграция евреев из Германии продолжалась через территорию Испании вплоть до введения запрета на выезд из Третьего рейха в октябре 1941 года.

Всего в начальный период Второй мировой войны через Испанию сумели выехать в третьи страны от 20 до 30 тысяч евреев, многим из которых пришлось провести какое-то время в испанском концлагере. Летом 1942 года, с началом депортации евреев из Франции, Бельгии и Голландии, к испанской границе вновь устремились еврейские беженцы. Их не пускали в страну испанские пограничники, а тех из них, кто все-таки пробирался в Испанию, во многих случаях выдавали обратно немцам. В ноябре 1942 года, когда англо-американские войска высадились в Алжире и Французском Марокко (операция "Факел"), Германия оккупировала т.н. "свободную зону" на юге Франции, после чего к еврейским беженцам, искавшим любые способы проникнуть в Испанию, присоединились многие французы, рассчитывавшие пробраться через эту страну на занятую союзниками территорию в Северной Африке. По требованию Германии испанские власти стали отлавливать их и отправлять обратно во Францию.

Эта практика прекратилась под влиянием отрезвляющих событий, последовавших в конце 1942 года (начало советского контрнаступления под Сталинградом и победа британских войск под Эль-Аламейном), и в результате прямого давления, оказанного на Франко Уинстоном Черчиллем. Окончательно осознав, что чаша весов во Второй мировой войне склоняется в пользу антигитлеровской коалиции, Франко изменил свою политику в отношении лиц, искавших в Испании убежища от нацистских репрессий. В апреле 1943 года Испания объявила, что беженцы, попавшие на ее территорию, не будут депортироваться обратно в оккупированную немцами Францию, если в период их пребывания в Испании кто-то берет на себя расходы по их содержанию и если они безотлогательно выезжают в третью страну. После этого западные союзники создали эффективную систему помощи своим гражданам, находившимся в Испании, и обеспечили их освобождение из концлагеря Мирандо-де-Эбро и из полицейских участков по всей стране.

Сложнее обстояло дело с беженцами без подданства, большинство из которых составляли евреи. На первом этапе помощь им оказывалась через д-ра Самуэля Сикеру, неофициального представителя Джойнта в Испании, действовавшего из Барселоны, где он был формально аккредитован в качестве представителя португальского Красного креста. Затем испанская полиция безопасности согласилась с созданием Представительства американских организаций помощи в Испании (Representation in Spain of American Relief Organizations). Руководителем этой структуры, действовавшей под эгидой американского посольства в Испании, был Дэвид Бликенстаф, видный деятель квакерской общины США, но основным ее спонсором оставался Джойнт. Благодаря этому факту в Испанию были допущены представители Сохнута, которым удалось отобрать некоторое число не имевших подданства беженцев для репатриации в Эрец-Исраэль.

Представительство американских организаций помощи в Испании не имело возможности организовать нелегальную доставку в страну евреев из оккупированной нацистами Франции, но некоторую инициативу в этой области оно все-таки проявило, в результате чего в Испанию была вывезена небольшая группа еврейских детей. Подавляющее большинство еврейских беженцев пробиралось в Испанию собственными силами, а с осени 1943 года – также и с помощью действовавшей во Франции сионистской подпольной организации L'Armée juive ("Еврейская армия").

По максимальной оценке число евреев, бежавших в Испанию с лета 1942 по осень 1944 года и нашедших временное убежище в этой стране, составило около 7500 человек. Случаи возвращения еврейских беженцев нацистам имели место и в этот период, но они были редки и уже не являлись следствием систематической политики властей. Кроме того, важно отметить, что Испания не подвергала евреев дискриминации в сравнении с прочими беженцами, искавшими в то время пристанища на ее территории.

Отдельная история связана с евреями-сефардами, получившими испанское подданство в двадцатые годы и оказавшимися во время войны на оккупированной немцами территории. К этой категории относилось более четырех тысяч человек, в том числе 640 евреев в Греции, 130 в Болгарии, 107 в Румынии, около 45 в Венгрии и 25 в Югославии. Во Франции, куда многие сефарды эмигрировали с Балканского полуострова в межвоенный период, евреев, имевших право на покровительство Испании, было порядка трех тысяч. Из них две тысячи оказались в зоне немецкой оккупации и еще тысяча – в "свободной зоне" на юге, где до ноября 1942 года не было немецких оккупационных войск. Кроме того, испанские паспорта имелись у небольшого числа евреев в Германии, Бельгии и Голландии.

Нацистская Германия признавала всех этих евреев гражданами Испании, находящимися под ее покровительством. Это во многих случаях обеспечивало им защиту от гибели и ограбления, производившегося нацистами под лозунгом "ариизации имущества", но там, где немецкие власти пренебрегали заступничеством испанских дипломатов, последние, как правило, не упорствовали в своих ходатайствах за евреев, имевших право на покровительство Мадрида. Судьба последних фактически зависела от последовательности местных нацистских властей в проведении политики антисемитских репрессий и геноцида, с одной стороны, и от доброй воли работавших в данной стране испанских дипломатов, с другой.

21 января 1943 года германское посольство в Мадриде уведомило правительство Испании о том, что оно может эвакуировать еврейских граждан Испании из Западной Европы до 31 марта (позже это уведомление было распространено и на другие страны, находившиеся под немецкой оккупацией). Между германским министерством иностранных дел и ведомством Адольфа Эйхмана была достигнута договоренность об освобождении "всех евреев, имевших иностранное подданство до того момента, когда мы потребовали от соответствующих правительств вернуть их на свою территорию". Этим решением Испании обеспечивалась возможность спасти всех евреев, имевших ее гражданство, но правительство Франко не поспешило ею воспользоваться. Многие министры выступали за то, чтобы вовсе отказать во въезде в Испанию евреям, получившим испанское гражданство в межвоенный период, но в конце концов было принято иное решение. Министр иностранных дел Франсиско Гомес Хордана сообщил испанскому консулу в Париже, что въездные визы в Испанию следует давать только тем евреям, которые "сумеют доказать с помощью соответствующих документов, что ими самими и всеми следующими вместе с ними членами их семей были безупречно произведены все необходимые действия в рамках процедуры получения испанского гражданства".

Это жесткое требование автоматически лишало надежды на спасение большинство из тех четырех тысяч евреев, которые находились под покровительством Испании в Германии и оккупированных ею странах. 18 марта 1943 года испанский министр иностранных дел сообщил послу США в Мадриде, что Испания может спасти евреев-сефардов, получивших ее гражданство в межвоенный период, но что ей необходимы твердые гарантии того, что все допущенные в Испанию евреи покинут ее территорию в максимально короткий срок. С этой целью Испания поставила категорическое условие: каждая следующая группа евреев будет допускаться на ее территорию лишь после того, как предыдущая группа покинет Испанию. Данное условие неукоснительно соблюдалось испанскими властями, в результате чего въехать в Испанию смогло не более восьмисот евреев, имевших ее гражданство. Самая большая группа спасенных насчитывала 365 человек, жителей греческого города Салоники. Эта группа провела в концлагере Берген-Бельзен полгода, ожидая, пока предыдущая группа прибывших в Испанию евреев покинет страну.

В некоторых случаях испанское гражданство все же спасало от гибели его обладателей, не имевших возможности въехать в Испанию. Так обстояло дело в Болгарии и Румынии. В Греции энергичному испанскому консулу Себастьяну Ромеро Радигалесу удалось спасти от депортации в Освенцим 235 евреев, имевших испанское гражданство. Летом 1944 года посол Испании в Будапеште присоединился к усилиям по спасению венгерских евреев, предпринимавшимся в то время папским нунцием и представителями ряда нейтральных государств. В рамках этих усилий он выдал испанские паспорта тем 45 евреям, которые действительно состояли в испанском гражданстве, и еще 352 венгерских еврея получили от него "особые паспорта". Кроме того, 1898 венгерских евреев получили от испанского посла т.н. "охранные документы", свидетельствовавшие о том, что их обладатели намерены эмигрировать в Испанию и поэтому находятся под ее покровительством.

Таким образом, всего в оккупированных нацистами странах благодаря покровительству Испании и без эмиграции в эту страну было спасено порядка 2700 евреев, как обладавших испанским гражданством, так и не имевших его. К этому числу можно добавить еще 500 человек, о въезде которых в Танжер переговоры велись отдельно.

С учетом известных альтернатив вышесказанное характеризует еврейскую политику Франко в годы гитлеровского геноцида далеко не худшим образом, но при этом реальная картина событий оказывается совсем не похожа на тот пропагандистский лубок, который тщательно создавался в связи с данным вопросом Испанией в послевоеннный период. С окончанием Второй мировой войны Испания оказалась в дипломатической изоляции, из которой ей удалось выйти лишь в 1955 году, когда США, получшившие военные базы на ее территории, помогли ей добиться членства в ООН. До этого Испания в течение десяти лет подвергалась бойкоту ООН, к числу участников которого принадлежало с 1949 года Государство Израиль. Желая добиться отмены бойкота, франкистское правительство Испании всеми силами насаждало легенду о том, что в годы войны им предпринимались активные действия с целью спасения как можно большего числа еврейских беженцев. При этом одни реальные факты испанской пропагандой подчеркивались и преувеличивались, другие - искусно замалчивались, но, главное, благоприятные для испанской репутации факты встраивались в совершенно надуманный контекст, который должен был создать впечатление о том, что спасение евреев от гитлеровского геноцида было результатом сознательной, последовательной и глубоко мотивированной политики Франко в годы Второй мировой войны.

"К сожалению, продукция политического мифотворчества проникла в данном случае и на страницы исторических исследований, - пишет в связи с этим Хаим Авни, автор посвященной Испании статьи в шеститомной ивритской энциклопедии Холокоста (Ха-энциклопедия шель ха-Шоа, издательство "Яд ва-Шем", 1990). – Пропагандистскими стараниями Испании был создан миф о том, что Франко пытался защитить и спасти всех сефардских евреев, и этот миф увязывают с вероятным происхождением Франко от марранов. В то же время скрывается действительное отношение франкистского режима даже к тем сефардским евреям, которые имели формальные основания рассчитывать на покровительство Испании и которых Испания могла спасти, ничем не рискуя. Но именно в негативной испанской политике по отношению к этой группе наиболее полным образом проявилось истинное отношение режима к евреям".

Основной вклад Испании в спасение потенциальных жертв Холокоста связан с тем, что она не проводила особой дискриминационной политики по отношению к еврейским беженцам, подчеркивает Авни, и заботилась лишь о том, чтобы на ее территории не оказалось евреев, которые могли бы остаться там навсегда в силу имевшегося у них испанского гражданства. Эта группа обрекалась на гибель, если спасти ее на местах, в оккупированных нацистами странах, было невозможно. Наконец, полезно отметить, что число нацистских преступников, нашедших убежище в Испании после войны или выехавших в другие страны через ее территорию, было никак не меньше числа евреев, которых правительство Франко спасло тем или иным способом в годы нацистских репрессий.
Tags: вторая мировая, социум, шоа
Subscribe

  • (no subject)

    "בורבורי בעיר השמש". בשם זה יצא מתורגם לעברית, עוד בשנת 1962, ספרו של ניקולאי נוֹסוֹב Незнайка в Солнечном городе. בורבורי הוא יצור אנושי זעיר ויחד…

  • (no subject)

    ג'וערה – משמר העמק – פארק גורן – מעלה גמלא – עין גב – חצר כנרת – כוכב הירדן – כפר ברוך – נהלל…

  • (no subject)

    Страны мира по численности еврейского населения на конец 2018 года, по опубликованным газетой "Макор ришон" результатам демографического…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • (no subject)

    "בורבורי בעיר השמש". בשם זה יצא מתורגם לעברית, עוד בשנת 1962, ספרו של ניקולאי נוֹסוֹב Незнайка в Солнечном городе. בורבורי הוא יצור אנושי זעיר ויחד…

  • (no subject)

    ג'וערה – משמר העמק – פארק גורן – מעלה גמלא – עין גב – חצר כנרת – כוכב הירדן – כפר ברוך – נהלל…

  • (no subject)

    Страны мира по численности еврейского населения на конец 2018 года, по опубликованным газетой "Макор ришон" результатам демографического…