yaqir_mamlal (yaqir_mamlal) wrote,
yaqir_mamlal
yaqir_mamlal

Categories:

сайкс-пико, 100 лет, часть II

Сайкс-Пико, вековой юбилей

Дов Конторер

Окончание. Начало в номере "Вестей" от 19 мая 2016 г.

О существовании заключенного в мае 1916 года соглашения Сайкса-Пико арабы узнали лишь в тот момент, когда оно, вместе с другими тайными дипломатическими документами царского правительства, было опубликовано большевиками 23 ноября 1917 года. Этот драматический шаг, предпринятый в осуществление Декрета о мире, говорившего об отказе новой России от тайной дипломатии, был призван продемонстрировать народам империалистическую сущность мировой войны и "грабительские устремления" ведущих ее правительств. Он имел в свое время мощнейший политический резонанс, с которым едва ли можно сравнить эффект современных публикаций международной группы WikiLeaks.

Позже СССР вернулся к общей дипломатической практике, частью которой являются тайные соглашения, но в ранний революционный период движимые пафосом разрушения старого мира большевики действовали со всей возможной решимостью, и Лев Троцкий, возглавивший наркомат иностранных дел в первом составе Совнаркома, сломал сопротивление чиновников прежнего дипломатического ведомства, пытавшихся утаить от него секретные документы царского и временного правительств. Попутно отметим, что с критикой тайной дипломатии выступал в то время и президент США Вудро Вильсон, считавший ее одной из главных причин мировой войны. Наряду с моральными соображениями, позиция президента Вильсона определялась тем, что в довоенный период и во время войны Соединенные Штаты оставались в стороне от тайных дипломатических связей европейских держав, еще не имевших причин посвящать Вашингтон в свои планы.

Публикация тайных договоров большевистской печатью в России вынудила ее союзников по Антанте юлить и оправдываться. Так, необходимость удержать арабов от прекращения восстания в Хиджазе заставила британского министра иностранных дел Артура Бальфура опровергать подлинность опубликованного в Петрограде соглашения Сайкса-Пико. Факт его заключения был официально признан западными державами значительно позже - с началом работы Парижской мирной конференции в январе 1919 года. Статус данного соглашения уже претерпел к тому времени значительные изменения, и первым публичным шагом в эту сторону стала Декларация Бальфура, обнародованная 2 ноября 1917 года, за несколько дней до Октябрьского переворота в России.

Как известно, этой Декларацией глава британского внешнеполитического ведомства сообщал лорду Уолтеру Ротшильду для передачи сионистскому руководству, что "правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа, и приложит все усилия для содействия достижению этой цели". Среди прочего, данное заявление означало, что северная часть Эрец-Исраэль выводится англичанами из т.н. "коричневой зоны", которая, по соглашению Сайкса-Пико должна была отойти под международное управление, и вместе с другими территориями, входящими в британскую сферу влияния ("зона В"), включается в территорию, предназначенную для "еврейского национального очага". И поскольку Англия давала понять, что намерена стать эксклюзивным патроном данной территории, Декларация Бальфура воспринималась как политический шаг, затрагивающий интересы Франции, которой ранее отводилась роль одного из двух основных операторов международного режима в "коричневой зоне". Тем не менее, Франция заявила о своем согласии с Декларацией Бальфура в феврале 1918 года.

Это было в существенной мере связано с тем, что Франция еще 4 июня 1917 года высказалась в поддержку сионистских планов. Соответствующее заявление было сделано в послании политического директора французского МИД Жиля Камбо на имя Нахума Соколова, члена Исполкома Всемирной сионистской организации, курировавшего внешнеполитические связи ВСО в годы Первой мировой войны. В послании говорилось:

Вы представили мне проект, в который Вами вкладываются столь значительные усилия и целью которого является развитие еврейских поселений в Палестине. Вы полагаете, что если обстоятельства позволят, и при условии надлежащего обережения святых мест, справедливым актом держав стала бы поддержка возрождения еврейского народа на земле, с которой он был изгнан многие века тому назад. Для правительства Франции, вступившей в нынешнюю войну в целях защиты подвергшегося злодейскому нападению народа и сражающейся за победу справедливости над силой, совершенно естественно поддержать Ваши усилия, успех которых будет созвучен победе союзников, и я рад пообещать Вам это данным посланием.
Казус, связанный с Деклараций Бальфура, не был единственным отклонением от принципов раздела Османской империи, определенных соглашением Сайкса-Пико. В декабре 1918 года, сразу же по окончании Первой мировой войны, британский премьер-министр Дэвид Ллойд-Джордж заявил своему французскому коллеге Жоржу Клемансо, что соглашение Сайкса-Пико утратило силу, поскольку из состава его участников выбыла Россия. Клемансо настаивал на том, что соглашение Сайкса-Пико заключено только между Англией и Францией и поэтому сохраняет силу. Тем не менее он, уже отказавшись ранее от французских прав на участие в управлении Палестиной, был вынужден теперь отказаться в пользу Лондона от Мосульского вилайета, который, по условиям соглашения Сайкса-Пико, должен был оказаться в сфере влияния Франции. Этот отказ был оформлен решениями конференции в Сан-Ремо и Севрским мирным договором в 1920 году.

Таким образом, при фактическом разделе ближневосточных владений Османской империи по итогам Первой мировой войны дало знать о себе новое соотношение сил между союзниками, в результате чего установленные ранее принципы Сайкса-Пико подверглись заметной ревизии в пользу Британии. Другим направлением послевоенной ревизии стало стирание различий между "цветными зонами", отдававшимися в непосредственное владение западных держдав, и "литерными зонами", образующими французскую и британскую сферы влияния. Каждая из сторон соглашения сложила свою цветную и литерную зоны в единое целое, составившее территорию ее ближневосточного мандата, так что под управление Великобритании отошли Западная Эрец-Исраэль (Палестина), Трансиордания и Месопотамия (Ирак), а под управление Франции – Сирия и Ливан.

Этим, с одной стороны, отменялись обещания арабам о создании их государства на Ближнем Востоке сразу же по окончании мировой войны, но, с другой, определялся временный статус мандатного управления и, что еще важнее, его подчиненность функциональной задаче создания местных государств – в отличие от постоянных территориальных приобретений Великобритании и Франции в "красной" и "синей" зонах по соглашению Сайкса-Пико. В исторической перспективе первое безусловно перевешивалось вторым (до конца сороковых годов ХХ века все мандатные территории на Ближнем Востоке стали независимыми государствами), но в ранние двадцатые годы недовольство арабов решением западных стран нашло выражение в серии мятежей, носивших особенно массовый характер в Сирии и Ливане. В ходе одного из таких мятежей, захватившего территорию Галилейского выступа, 1 марта 1920 года при вступлении отряда Камиля Эфенди в поселение Тель-Хай погибли Йосеф Трумпельдор и его товарищи по оружию.

Но вернемся теперь к Декларации Бальфура. В отличие от соглашения Сайкса-Пико, данный документ носил публичный характер, и поэтому перед англичанами сразу же встала задача согласования его положений с теми политическими обещаниями, которые были даны ими арабам. С указанной целью 4 июня 1918 года в Акабе была организована первая встреча председателя Всемирной сионистской организации Хаима Вейцмана с эмиром Фейсалом, сыном Хусейна ибн Али, который, как уже отмечалось выше, объявил себя королем арабов. Фейсал, ненадолго ставший впоследствии королем Сирии и утвердившийся в августе 1921 года на престоле короля Ирака, был готов обсуждать с ВСО платформу сотрудничества, при котором он соглашался с проектом создания в Эрец-Исраэль "еврейского национального очага" в обмен на поддержку его планов в Сирии и Ливане.

Первая встреча Вейцмана с Фейсалом оказалась весьма успешной, и за ней последовала серия новых встреч, завершившихся выработкой соглашения, которое было подписано в Лондоне 3 января 1919 года. Однако немаловажная деталь заключалась в том, что Фейсал приписал по-арабски к подписанному сторонами английскому тексту соглашения:

При условии, что арабы получат независимость на условиях, перечисленных в моем (последующем) послании от 4 января 1919 года в министерство иностранных дел Великобритании, я согласен с указанными выше статьями. Если же эти условия будут изменены хотя бы малейшим образом, то я ни словом не буду связан этим соглашением, оно будет недействительным, не будет иметь какого-либо значения, и я не смогу за него отвечать.
Таким образом, Фейсал ставил все соглашение в зависимость от удовлетворения его требований британским правительством. И поскольку его требования не были удовлетворены тогда в полном объеме, арабы всегда утверждали, что подпись Фейсала под соглашением с Вейцманом их ни к чему не обязывает.

Между тем, примеру французского правительства, признавшего Декларацию Бальфура, 9 мая 1918 года последовала Италия, 31 августа - президент США Вудро Вильсон. На конференции союзников в Сан-Ремо в апреле 1920 года Декларация Бальфура была утверждена как основа послевоенного урегулирования на Ближнем Востоке, причем теперь уже были указаны и конкретные границы территории, предназначавшейся для "еврейского национального очага": они включали Западную Эрец-Исраэль (по обе стороны от линии Рафиах – Мертвое море) и всю Трансиорданию. Как единое целое данная единица упоминалась в "списке группы А", т.е. относилась к числу территорий, "уровень развития которых позволяет им стать независимыми государствами, при предоставлении административной помощи мандатарием".

Решения конференции в Сан-Ремо, касающиеся мандатных территорий вообще и Декларации Бальфура, в частности, были включены в текст Севрского мирного договора, заключенного 10 августа 1920 года странами Антанты и Османской империей. Этим была дополнена статья 22 заключенного годом раньше Версальского мирного договора (она определяла будущий статус трех частей Османской империи и семи заморских владений Германии). Но, как известно, Севрский договор, оставлявший собственно Турции - вне зон аннексии и влияния союзников, включавших Грецию и Армению, - примерно треть ее современной территории, без выхода к Средиземному и Мраморному морям, не был реализован из-за ожесточенного сопротивления турецких республиканцев, сплотившихся вокруг Мустафы Кемаля.



Карта раздела Турции по Севрскому договору

Будущее нового турецкого государства определили его способность выстоять в войне с англо-французскими, греческими и другими иностранными силами, а в дипломатическом плане – заключенный в марте 1921 года Договор о дружбе и братстве с Советской Россией и затем, уже в июле 1923 года, Лозаннский мирный договор, по которому Турция сохранила свою сегодняшнюю территорию, отказавшись от ближневосточных владений Османской империи, за исключением нефтеносного района в Мосуле, вопрос о котором был передан на решение Лиги Наций. Но еще раньше, в июле 1922 года, положения Севрского договора, определявшие статус мандатных территорий на Ближнем Востоке, включая указанные выше границы Эрец-Исраэль, были окончательно утверждены Советом Лиги Наций и нашли отражение в тексте предоставленного Великобритании мандата на управление Палестиной.

Как мы знаем, это не помешало британскому правительству исключить Трансиорданию (порядка 77% изначальной территории мандата) из зоны, предназначавшейся для создания "еврейского национального очага", и учредить там арабский эмират во главе с Абдаллой ибн Хусейном, братом эмира Фейсала, бывшего партнером Хаима Вейцмана по лондонскому соглашению 1919 года. Категорическое несогласие с этим решением Лондона, носившее на первом этапе достаточно широкий характер в сионистском движении, стало со временем характерным для сторонников Зеева Жаботинского и отражалось в символике создававшихся ими организаций.

Подробное описание конфликта между евреями и арабами выходит за рамки данного очерка, определенные желанием его автора сосредоточиться здесь на других проблемах, восходящих своими корнями к соглашению Сайкса-Пико. Многие согласятся с тем, что первейшей из них является курдская проблема.

Справедливости ради отметим, что проект раздела Османской империи, предлагавшийся в 1920 году в рамках Севрского договора, предусматривал опцию выделения курдам обширной территории на юго-востоке Турции, в зонах французского и британского влияния, но особого рвения в защите этого принципа союзники никогда не проявляли и на стадии переговоров в Лозанне они достаточно легко согласились с турецким тезисом о том, что курды - народ тюркского происхождения и что населенные ими области должны остаться в составе Турции. Тому было сразу несколько причин. В условиях общего хаоса, связанного с развалом Османской империи, курдские повстанцы принимали заметное участие в войне с Ангорским правительством Мустафы Кемаля, но их национальное самосознание и стремление к созданию собственного государства считались тогда недостаточно выраженными. В то же время создание курдского квазигосударства в зонах французского и британского влияния вероятно имело бы своим результатом ирреденту курдов в прилегающих к этому образованию районах Ирака и Ирана, а это, в свою очередь, составило бы угрозу британским интересам в богатом нефтью Мосуле.

Чтобы энергично действовать в интересах курдов при таких обстоятельствах, нужно было испытывать живое сочувствие к ним, а такового в странах Антанты не испытывали, памятуя зловещую роль иррегулярной курдской кавалерии в массовом истреблении армян в первой половине 1915 года. В результате крупный и достаточно самобытный народ, ближневосточная популяция которого (не считая европейской диаспоры и других удаленных общин) составляет в настоящее время около 30 млн человек, так и остался без своего государства, сделавшись на долгие годы жертвой гонений в Турции, Ираке, Иране и Сирии.

Скроенная воедино территория Ирака, к которой решением Лиги Наций был присоединен и Мосул, как состояла, так и состоит до сих пор из трех разнородных частей: курдского севера, суннитского центра и шиитского юга. Авторитарным правительствам Ирака, последним из которых был режим Саддама Хусейна, удавалось сохранять единство страны ценой жестоких репрессий, но после американской интервенции 2003 года Ирак был опрокинут в кровавый хаос нескончаемой гражданской войны, число жертв которой давно уже превзошло на порядок (и более) общее число жертв всех иракских диктаторов. Стремиться после этого к восстановлению единого иракского государства, в котором останутся в силе все предпосылки для нового взрыва, достаточно странно, но мировое сообщество – или, во всяком случае, его наиболее представительная, официальная часть – по-прежнему стоит на этой позиции.



Этно-конфессиональная карта Ирака. Розовым цветом указаны районы расселения шиитов,
светло-зеленым - суннитов, желтым - курдов, фиолетовым - ассирийцев,
буро-зеленым - езидов, коричневым - туркоманов

То же самое относится к Сирии. Фундаментальная неоднородность ее частей признавалась на раннем этапе французским мандатным правительством, делившим подконтрольную ему территорию на шесть "государств": Дамаск, Алеппо, Государство Алавитов, Великий Ливан, Государство Друзов и Александреттский санджак со значительным турецким населением. В 1924 году алавиты отделились от федерации, а Дамаск и Алеппо объединились в Государство Сирия, но в 1930 году населенная алавитами приморская территория была понижена в статусе и переименована в Санджак Латакия, а в 1936 году возвращена в общее правовое поле французской Сирии. Та же участь постигла Государство Друзов, а Александреттский санджак, получивший в 1936 году название Государство Хатай, смог провести свободные выборы, на которых большинство голосов было получено турецкими представителями. Вскоре после этого, 29 июня 1939 года, Государство Хатай было аннексировано Турцией, и Франция, стоявшая на пороге Второй мировой войны, не стала протестовать в связи с этим турецким демаршем. Что же до Сирии, то она официально смирилась с потерей Александретты лишь в 2005 году.



Этно-конфессиональная карта Сирии

Выведем на время из общей картины Ливан, получивший в середине двадцатых годов особый статус в составе французского мандата и ставший независимым государством в 1943 году. Без него и без отошедшей к туркам Александретты в Сирии оставались четыре части, которые и составили единое государство, провозгласившее свою независимость 17 апреля 1946 года. В последующий период в Сирии, как и в Ираке, предпринимались попытки создания единой нации, временами весьма настойчивые, но копившиеся противоречия между сохранявшими свою самобытность этно-религиозными группами оказались и там более мощным фактором, чем направленный на национальную унификацию курс властей. Подтверждением этого – самым зримым, но далеко не первым – стала гражданская война, вспыхнувшая в Сирии весной 2011 года и сразу же обернувшаяся ожесточенным противостоянием между суннитами и примыкающими к шиитскому направлению в исламе друзами и алавитами, при очевидном стремлении курдов воспользоваться ситуацией для того, чтобы выйти из состава сирийского государства.

Теперь о Ливане. Про эту страну можно сказать, что она удерживается на краю пропасти в силу прививки ужаса, полученной ее населением в результате двух кровавых междоусобиц – первой гражданской войны 1958 года, вызванной мятежом ливанских насеристов против президента Камиля Шамуна, и второй гражданской войны 1975-1990 гг., в ходе которой в Ливане погибли около 150 тысяч человек, 200 тысяч получили ранения, около 17,5 тысяч пропали при невыясненных обстоятельствах, 790 тысяч вынужденно покинули места своего проживания. Но, несмотря на эту прививку, никто не рискнет поручиться за то, что Ливан уже завтра не будет затянут в водоворот кровавого хаоса из-за раздирающих его противоречий между суннитами, шиитами, друзами, христианами и, отдельной строкой, палестинцами, которых в Ливане насильно удерживают в лагерях беженцев, лишают права владеть землей, наследовать имущество и работать по таким специальностям, как медицина, фармакология, аудиторство, инженерное дело и пр. (всего для палестинцев закрыто в Ливане 72 профессии).



Этно-конфессиональная карта Ливана

Исключением из правила может показаться Иордания с ее гомогенным, на первый взгляд, населением: 95,75 процентов арабов, 96 процентов мусульман-суннитов. Из этого, казалось бы, следует, что места для острых этно-религиозных противоречий в Иордании нет. И все же внутренние проблемы иорданского общества лежат в той же плоскости.

Около 70 процентов населения страны составляют палестинцы, которые, хотя и получили в Иордании (в отличие от большинства арабских стран) местное гражданство и перспективу интеграции, ощущают свою отчужденность от власти. Одним из ее выражений является то, что большинство позиций в военно-полицейской элите Иордании традиционно принадлежит черкессам и бедуинам, в которых Хашимитская династия видит свою опору. Отношения палестинцев с этой династией приобретали в прошлом достаточно острый характер – вплоть до прямой попытки свержения короля Хусейна, предпринятой боевыми отрядами ООП в сентябре 1970 года.

Далее, племенная лояльность некоторых из населяющих Иорданию бедуинских кланов время от времени приходит в противоречие с их общегражданской лояльностью, причем связанные с этим эксцессы становятся все острее по мере роста радикальных исламистских настроений в иорданском обществе. Наконец, в результате гражданских войн в Ираке и, особенно, в Сирии население Иордании очень сильно увеличилось за счет притока беженцев: с 6,5 млн человек в 2011 году до 9,53 млн в 2015 году. С наличием столь значительного числа новых жителей, не имеющих местного гражданства и, во многих случаях, источников стабильного заработка, неизбежно связаны серьезные проблемы, удовлетворительно решить которые непросто даже при наличии внешней помощи.

К счастью для Израиля, который не может не опасаться воцарения хаоса на территории своего восточного соседа, Хашимитский режим в Иордании показал себя достаточно прочным и, в целом, благополучно пережил события "арабской весны". Важно и то, что США, сыгравшие несомненную роль в дестабилизации многих ближневосточных стран (включая и те, что, подобно Египту при президенте Мубараке, были их преданными союзниками), не находили выгодным для себя действовать в отношении Иордании такими же средствами. Но из этого вовсе не следует, что Иордания может рассматриваться как пример социального процветания и гарантированной внутренней стабильности.

Суммируя вышесказанное, можно отметить, что к вековому юбилею соглашения Сайкса-Пико почти повсюду на Ближнем Востоке этнические, религиозные и клановые факторы оказались сильнее идей и попыток создания единых наций. Данный тезис можно проиллюстрировать дополнительными примерами, но в этой статье было естественно ограничиться территорией, к которой обсуждаемое соглашение относится непосредственным образом. И, констатируя несомненное фиаско арабского мира в вопросах государственного строительства, следует признать, что даже при самой негативной оценке воздействия внешних сил наблюдаемое в настоящий момент положение вещей невозможно полностью объяснить чужеземными инспирациями.

"Вести", 26 мая 2016
Tags: ближневосточные войны, вторая мировая, первая мировая, социум
Subscribe

  • (no subject)

    וְזֶה יִהְיֶה לָכֶם גְּבוּל צָפוֹן, מִן הַיָּם הַגָּדֹל תְּתָאוּ לָכֶם הֹר הָהָר. מֵהֹר הָהָר תְּתָאוּ לְבֹא חֲמָת... וְהִתְאַוִּיתֶם לָכֶם…

  • Шломо Цемах, часть II

    Продолжение. Начало здесь. Странниками или скитальцами (הנודדים) ивритская пресса Эрец-Исраэль называла репатриантов Второй алии, не имевших ни…

  • Шломо Цемах, часть I

    Мне казалось, я достаточно знаю про "угандийский план", ставший причиной острого кризиса в раннем сионистском движении, но чтение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • (no subject)

    וְזֶה יִהְיֶה לָכֶם גְּבוּל צָפוֹן, מִן הַיָּם הַגָּדֹל תְּתָאוּ לָכֶם הֹר הָהָר. מֵהֹר הָהָר תְּתָאוּ לְבֹא חֲמָת... וְהִתְאַוִּיתֶם לָכֶם…

  • Шломо Цемах, часть II

    Продолжение. Начало здесь. Странниками или скитальцами (הנודדים) ивритская пресса Эрец-Исраэль называла репатриантов Второй алии, не имевших ни…

  • Шломо Цемах, часть I

    Мне казалось, я достаточно знаю про "угандийский план", ставший причиной острого кризиса в раннем сионистском движении, но чтение…