yaqir_mamlal (yaqir_mamlal) wrote,
yaqir_mamlal
yaqir_mamlal

Category:

еще юбилейного № 8

Первая ливанская война, 1982-2017

Часть VIII. Театр военных действий

Дов Конторер

Продолжение. Начало в номере "Вестей" от 19 сентября с.г.

Линия Большого Сирийско-Африканского разлома, представляющая собой продолжение другого геологического разлома, известного как Восточно-Африканская рифтовая долина, проходит от Аденского залива до южной Турции. Красное море расположено в тектонической впадине на южном участке Большого Сирийско-Африканского разлома, линия которого далее уходит по суше на север, имея визуально выраженный характер на семисоткилометровом участке от Эйлата до сирийского Хомса: долина Арава, Мертвое море, Иорданская долина, озеро Киннерет, верхняя часть долины Иордана, в которой некогда располагалось озеро Хýла, ливанская долина Бекаа. К северу от Хомса и Хамы контур разлома воспроизводится в долине Аль-Габ, к западу от которой возвышается цепь Ансарийских гор в сирийской провинции Латакия, а к востоку – горная цепь Аз-Завия в провинции Идлиб.

Где-то в районе Хомса и Хамы находится местность, которая в древности именовалась Лево-Хамат, а территория, лежащая между Средиземным морем и доходящей до Лево-Хамат линией Большого Сирийско-Африканского разлома, именовалась тогда Землей Ханаанской. В географическом отношении она представляет собой единое целое, и поэтому рельефный контур Ливана выглядит как естественное продолжение северного Израиля: приморская равнина, горный хребет, глубокая низменность на востоке. При этом к северу от Галилейского выступа впадину Большого Сирийско-Африканского разлома перекрывает своего рода горная "пробка", в которой Ливанский хребет и южный отрог хребта Антиливан, известный нам как Хермон, сходятся вплотную. Эта "пробка" отделяет Иорданскую долину от ливанской Бекаа.

К югу от Бейрута ширина ливанской приморской равнины не превышает 7,5 километров, причем местами горы влотную подходят к морю, оставляя открытой для транспортных коммуникаций минимальную полосу. Приморская равнина Ливана представляет собой зону интенсивного земледелия, в которой расположены главные города этой страны, включая Бейрут, и большинство примыкающих к ним лагерей палестинских беженцев. На участке до ливанской столицы равнину пересекают русла следующих рек и сезонных потоков: Литани, Захрани, Авали, Дамур, Бейрут. Возможности продвижения крупных моторизованных сил по приморской равнине, как правило, привязаны к существующим дорогам и во многих случаях требуют предварительного захвата пехотой ключевых точек: мостов, нисходящих к морю горных склонов и пр.

Самой высокой точкой Ливанского хребта является Курнет-эс-Сауда (3088 метров), но эта точка, расположенная восточнее Триполи, находится далеко к северу от зоны операции "Мир Галилее", простиравшейся от границы Израиля до шоссе Бейрут – Дамаск. Уходящая к югу от этого шоссе часть Ливанского хребта называется Джабель Барук, и ее самая высокая точка находится на высоте 1980 метров, но на линии указанного хребта имеется еще несколько точек, находящихся почти на такой же высоте. Ширина Горного Ливана составляет к югу от шоссе Бейрут – Дамаск порядка 25-30 километров, и его восточные склоны заметно круче чем западные. В этой местности имеется множество естественных преград, из-за чего движение крупных воинских сил в Горном Ливане прочно привязано к немногочисленным дорогам и перевалам. Использование танковых соединений в данном районе практически невозможно.

Ширина долины Бекаа, лежащей между хребтами Ливан и Антиливан, достигает в самом широком месте 34 километров, но на многих участках она значительно уже. Текущая с севера на юг река Литани делит эту долину надвое, образует Караунское озеро в ее южной части, а затем круто сворачивает на запад, упершись в упомянутую выше горную "пробку", и впадает в Средиземное море севернее Тира.

Рельеф долины Бекаа открывает возможность использования крупных танковых сил, но ограничивает маневр бронетехники многочисленными оросительными каналами и пр. Зимой, с выпадением обильных дождей, дополнительную трудность для маневра на пересеченной местности составляет топкость почвы. С юга на север по Бекаа тянутся три основные дороги: западная проходит в предгорьях хребта Джабель Барук через населенные пункты Машгара, Куб-Ильяс, Штаура, Захле и Дейр-эль-Камар; центральная входит в долину Бекаа восточнее Караунского озера и далее тянятся через населенные пункты Джуб-Джаннин, Бар-Ильяс, Райяк и Баальбек к сирийскому Хомсу; восточная спускается из Марджаюна к Рашайе и далее проходит через Дахр-эль-Ахмар, поворот на Камед-эль-Луз, деревню Маснаа и населенный армянами поселок Анджар к точке пересечения с центральной автотрассой в районе Райяка.

На участке между поворотом к Камед-эль-Лузу и Анджаром долину, по которой проходит восточная дорога, отделяет от основной части Бекаа горный кряж высотой до 1400 метров с расположенной на нем деревней Султан-Яакуб. Этот кряж представляет собой один из отрогов горной цепи Антиливан, замыкающей долину Бекаа с востока и служащего границей между Ливаном и Сирией. Самой высокой точкой Антиливана является гора Хермон (2814 метров), расположенная за границей зоны израильского контроля на Голанских высотах, включающей южную часть Хермонского хребта. Следующей по вышине точкой Антиливана является Талъат-Муса (2669 метров), расположенная к северо-востоку от Баальбека. Эта горная местность мало заселена, к северу от израильского Хермона в ней нет продольных дорог, а число поперечных дорог, пересекающих хребет с востока на запад, очень не велико, и важнейшей из них является шоссе Бейрут – Дамаск.


* * *

По последним предвоенным данным боевые формирования палестинских организаций в Ливане насчитывали порядка 15000 обученных боевиков, причем имевшиеся у ФАТХа силы в числе 6500 боевиков составляли четыре пехотные бригады, артиллерийский полк и танковый полк. Просирийская "Ас-Саика" имела 2000 боевиков, входивших в три батальона пехоты и в структуру милицейского типа. ДФОП (Наиф Хаватме) имел порядка 1000 боевиков в четырех батальонах пехоты, у НФОП (Жорж Хабаш) было порядка 800 боевиков, у проиракского АФО – 700 боевиков, у НФОП – ГК (Ахмед Джибриль) – 600 боевиков, у ПФО – 600 боевиков, у ПФНБ – 300 триста боевиков. Под командование ФАТХа сирийцами были отданы танковые подразделения и два пехотных батальона кадровой Армии освобождения Палестины (АОП). Всего на вооружении палестинских формирований в Ливане находилось порядка ста танков Т-34-85, Т-54 и Т-55, триста артиллерийских установок и тяжелых минометов, порядка сотни пусковых реактивных установок залпового огня, около полутораста бронетранспортеров и бронемашин разных типов, свыше двухсот противотанковых орудий и ракетных комплексов и такое же количество зенитных систем, включая самоходные установки "Шилка". Совокупно палестинские силы были эквивалентны одной дивизии.

Как помнит читатель, с лета 1978 года лежащая к югу от реки Литани территория формально контролировалась UNIFIL, но фактически в трех районах указанной зоны хозяйничала ООП: в приморском городе Тир и его окрестностях, в т.н. "железном треугольнике" Кана – Сиддикин – Тибнин (этот район находился в центре зоны контроля международных сил) и в Фатхлэнде, располагавшемся между горной рекой Хасбани и Хермонским хребтом. От Тира до Сидона в приморской равнине базировалось порядка шести тысяч палестинских боевиков, включая бригаду "Кастель". В "железном треугольнике" силы ООП насчитывали 500 боевиков, в Фатхлэнде – 1500 боевиков, включая бригаду "Караме". Непосредственно в Сидоне и в зоне между реками Захрани и Авали ООП держала 1500 боевиков и здесь же были сосредоточены основные танковые силы палестинцев. Между Авали и Дамуром базировалась бригада АОП "Айн-Джалут", переданная сирийцами под командование ООП. В Горном Ливане вокруг контролировавшейся сирийцами Айшии были рассредоточены порядка 600 палестинских боевиков из бригады "Ярмук". Остальные силы ООП, политические и военные штабы этой организации, часть ее танковых сил, артиллерии и зенитных систем были сосредоточены в Бейруте.

Сирийская армия имела в 1982 году четыре танковые и две механизированные дивизии, две отдельные танковые и две отдельные мотопехотные бригады, два отдельных танковых полка, два артиллерийских полка резерва главного командования (РГК), две ракетные бригады, до тридцати батальонов коммандос, подразделения разведки, связи, противовоздушной обороны, инженерных и химических войск. Дополнительно к указанным кадровым силам Сирия могла укомплектовать резервистами одиннадцать танковых, двадцать пехотных и два или три артиллерийских полка. Вооружение всех вышеперечисленных сил составляли свыше 3500 танков Т-55, Т-62 и Т-72, порядка 2300 артиллерийских установок, 1500 ПТРК (советские "Малютка", франко-германские Milan, HOT и пр.), порядка 1600 бронетранспортеров, БМП и других бронемашин, не менее тридцати ракетных комплексов тактического и оперативно-тактического назначения ("Луна-М", он же FROG в классификации НАТО, и "Эльбрус", оснащенный ракетами Scud), до восьмидесяти зенитно-ракетных дивизионов, порядка пятисот боевых самолетов МиГ-17, МиГ-21, МиГ-23, МиГ-25, Су-7, Су-20 и около полутораста вертолетов, включая полсотни французских Gazelle.

Последняя ко времени начала войны плановая ротация сирийских войск в Ливане имела место в декабре 1981 года, и ее результатом стало некоторое усиление сирийской группировки на Голанских высотах за счет группировки в Ливане, произведенное, по всей вероятности, в связи с принятием израильского Закона о Голанских высотах. Группировка в Ливане состояла теперь из двух танковых бригад (51-й отдельной и 91-й из состава 1-й танковой дивизии), двух отдельных мотопехотных бригад (62-й и 85-й), 405-го танкового полка, оборонной танковой роты (позже подразделения такого типа составили 569-ю сирийскую дивизию, ныне Четвертую), 622-го отдельного пехотного батальона, четырнадцати батальонов коммандос, двенадцати артиллерийских дивизионов, одной или двух противотанковых рот, вооруженных ПТРК "Малютка", и двух зенитно-ракетных бригад, в состав которых входили тринадцать батарей: девять батарей "Куб" (SA-6 в классификации НАТО), две батареи С-125 "Печора" (SA-3) и две батареи С-75 "Двина" (SA-2). В Ливане также базировались два отдельных зенитных полка и подразделения войсковой ПВО. Кроме того, под сирийским командованием в Ливане находился ряд частей АОП, в числе которых могут быть названы пехотные бригады "Хиттин" и "Кадисия" и 420-й танковый полк.

В составе указанной группировки, насчитывавшей 22000 военнослужащих, эквивалентной, как минимум, двум дивизиям и находившейся под командованием генерала Адиба Исмаила, имелось не менее трехсот танков Т-62 и Т-55 (по другим данным, у сирийцев было в Ливане 352 танка), столько же артиллерийских орудий, включая тяжелые минометы, и порядка восьмидесяти (по другим данным, до трехсот) бронетранспортеров, БМП, разведывательных бронемашин и т.п. Схема дислокации сирийских войск в Ливане была такова:

• в районе Бейрута и у дороги на Захле были сосредоточены 85-я мотопехотная бригада, пехотные бригады АОП "Хиттин" и "Кадисия", 420-й танковый полк АОП, 622-й отдельный пехотный батальон и подразделения коммандос;

• у южной границы христианского анклава в районе Джунии были развернуты батальоны коммандос;

• вблизи Захле и в Райяке базировались основные силы 51-й танковой бригады;

• на участке сирийско-ливанской границы восточнее Султан-Яакуба были дислоцированы основные силы 91-й танковой бригады;

• к северу от шоссе, ведущего из Бейрута к Захле (и далее в направлении Дамаска), в Горном Ливане базировались основные силы 62-й мотопехотной бригады и артиллерийские подразделения;

• южнее, в расположенном между реками Авали и Дамур горном массиве Шуф, сирийские пехотные части осуществляли патрулирование на дорогах;

• еще южнее, в горах у Джезина и Айшии, базировался один из батальонов 62-й бригады, усиленный подразделениями инженерных войск, артиллерии и войсковой ПВО;

• в южной части долины Бекаа у Караунского озера был дислоцирован один из батальонов 51-й танковой бригады, а к востоку от его позиций на линии дороги Рашайя – Дахр-эль-Ахмар базировался батальон из 91-й танковой бригады;

• в центральной части Бекаа небольшими силами 91-й бригады и подразделениями коммандос осуществлялось прикрытие позиционных районов ЗРК.

В целом сирийские силы в Ливане были рассредоточены по двум линиям обороны. Южная укрепленная линия проходила от Хермона до Сидона, включая район Айшия-Джезин и район Караунского озера. Северная линия, частично завершенная в плане инженерной подготовки театра военных действий, проходила от Хермона к Бейруту. Перед южной сирийской линией была оборудована передовая полоса боевого охранения, прикрытая ловушками для танков и минными полями. Эту линию охраняли силы коммандос и противотанкистов.

Помимо палестинских формирований и сирийских войск, к началу израильской операции в Ливане насчитывалось еще несколько десятков военизированных организаций, о многих из которых говорилось в предыдущих частях даннного очерка. Израильское командование рассчитывало избежать конфронтации с подавляющим большинством из них, но ЦАХАЛ был вынужден принимать во внимание факт их наличия. Перед началом операции командирам его частей и подразделений были розданы карты расселения ливанских этноконфессиональных групп и даны более или менее детальные справки по поводу каждой из них.

Читатель должен помнить, что полосу у границы с Израилем контролировала милиция Саада Хаддада, именовавшаяся в период проведения израильской операции Армией Свободного Ливана. В составе АСЛ имелось в 1982 году 5000 военнослужащих и около сотни танков. Далеко на севере в христианском анклаве базировались Ливанские силы, прямое тактическое взаимодействие с которыми не предусматривалось приказом о проведении операции "Мир Галилее", но считалось возможным на более поздней стадии и принималось в расчет военно-политическим руководством Израиля. В составе ЛС было в 1982 году 17700 комбатантов.


* * *

В качестве максимального рубежа продвижения израильских войск на север Ливана планом "Ораним" определялась линия Бейрут – Райяк, проходящая севернее шоссе Бейрут – Дамаск и более или менее параллельно ему. Этот рубеж удален от границы Израиля в западном секторе, по линии Рош-ха-Никра – Бейрут, на сто с небольшим километров и в восточном секторе, по линии Шебаа – Райяк, примерно на семьдесят километров. Формальный план операции "Мир Галилее" следовал плану "Ораним" лишь отчасти, и отданный 6 июня приказ о ее проведении предписывал силам ЦАХАЛа занять в течение 48 часов сорокакилометровую зону в Ливане, простиравшуюся до Сидона, реки Авали, Джуб-Джаннина и Камед-эль-Луза, и уничтожить находящиеся в ней силы палестинских террористических организаций, не вступая в боевое соприкосновение с частями сирийской армии иначе как в ситуации, когда те атакуют ЦАХАЛ по собственной инициативе. На Голанских высотах и на других границах израильским силам предписывалось находиться в готовности к отражению возможных наступательных действий противника.

В то же время, как будет показано ниже, израильским силам предписывалось находиться в готовности к осуществлению по специальному приказу (а точнее – по нескольким отдельным приказам) дополнительных действий, де-факто представлявших собой реализацию плана "Ораним" в полном объеме. Следует также еще раз подчеркнуть, что в долине Бекаа граница сорокакилометровой зоны проходила к северу от сирийских позиций в районе Караунского озера и на участке дороги Рашайя – Дахр-эль-Ахмар, а в Горном Ливане – к северу от района дислокации усиленного батальона 62-й мотопехотной сирийской бригады. Таким образом, даже весьма осторожное продвижение ЦАХАЛа к вышеупомянутому рубежу Сидон – Авали - Джуб-Джаннин - Камед-эль-Луз могло обойтись без прямого столкновения с сирийцами только в том случае, если бы сирийское командование уразумело военный замысел Израиля, согласилось его принять и своевременно отвело свои силы из сорокакилометровой зоны, прилегающей к южной границе Ливана.

Первый этап операции, начинавшийся за 24 часа до времени Ч, назначенного на 11 часов утра 6 июня, включал сосредоточение израильских сил в районах развертывания, завершение мобилизации, воздушную и артиллерийскую подготовку и выход в море передовой группы десанта, который должен был высадиться в устье Захрани и захватить мост через эту реку или, в зависимости от темпа продвижения израильских войск по приморской равнине, произвести высадку севернее - в устье реки Авали, впадающей в Средиземное море к северу от Сидона.

Второй этап операции, от времени Ч до Ч плюс 24 часа, предусматривал захват моста через Захрани силами вышеупомянутого морского десанта, готовность к захвату ключевых точек на линиях наступления силами вертолетных десантов, продвижение наземных сил ЦАХАЛа по приморской равнине Ливана, их соединение с высадившимися с моря десантными силами и окружение ими городов Тир и Сидон, захват горного района между реками Литани и Авали с окружением расположенной там Набатии, захват южной части Фатхлэнда до линии Каукаба – Хасбайя (южнее зоны контроля сирийской армии) и готовность к отражению возможного сирийского удара на этом участке.

Третий этап операции, от времени Ч плюс 24 часа до Ч плюс 48 часов, включал захват Тира, Сидона и Набатии, при параллельной зачистке района между Литани и Авали и учреждении там израильской военной администрации. Кроме того, как уже отмечалось выше, в случае получения соответствующих приказов наступающим израильским войскам предписывалось занять господствующие высоты южнее Бейрута, выйти дивизионными силами к шоссе Бейрут – Дамаск в районе Дахр-эль-Байдар (на северной оконечности хребта Джабель Барук, где Ливанский хребет прогибается в вади, по которому проходит дорога) и прорвать сирийскую оборону в районе Караунского озера.

Четвертый этап операции, от времени Ч плюс 48 часов до Ч плюс 96 часов, предусматривал готовность к уничтожению сирийских войск в долине Бекаа до линии шоссе Бейрут – Дамаск, соединение с христианскими силами в районе Бейрута и захват Бейрута. Все эти действия требовали специального приказа высшего командования.


* * *

Для решения перечисленных выше задач командующему СВО Амиру Дрори выделялись семь кадровых и резервистских дивизий, два временных формирования дивизионного уровня и управление Северного корпуса, о котором будет подробнее сказано ниже. В дальнейшем дивизионная подчиненность многих частей менялась и здесь она указана по состоянию на начало военных действий:

• 96-я дивизия Амоса Ярона, в которую входили основные силы кадровой 35-й парашютно-десантной бригады, уменьшенный танковый батальон из состава сформированной на базе Танковой школы 454-й бригады, подразделения артиллерии и инженерных войск, должна была высадиться при поддержке подразделения морских коммандос (13-я эскадра) и пяти ракетных катеров в устье Захрани или в устье Авали, уничтожить силы ООП в районе Сидона, соединиться с наступающими по приморской равнине силами 36-й и 91-й дивизий, захватить мост через Авали и находиться в готовности к продвижению к Бейруту. Высадку морского десанта предполагалось произвести в два этапа.

• 91-я дивизия Ицхака Мордехая, в которую входили 211-я танковая бригада смешанного кадрово-резервистского состава, 828-я пехотная бригада, сформированная на базе Школы младших командиров пехотных войск, часть сил 939-й резервистской десантной бригады, 165-я резервистская пехотная бригада и 847-я резервистская танковая бригада, должна была вести наступление по приморской равнине до соединения с силами 96-й дивизии, захватить Тир и Сидон, произвести тактическую зачистку этих городов и прилегающих к ним районов, будучи готовой продолжить наступление к Бейруту и занять "железный треугольник".

• 36-я дивизия Авигдора Кахалани, в которую входили 188-я танковая бригада, 1-я пехотная бригада ("Голани"), один из батальонов 7-й танковой бригады (все указанные части кадровые) и командный пункт 769-й территориальной бригады с боевым охранением, должна была вести наступление со стороны Галилейского выступа, обойти и захватить Набатию ударом с запада, произвести дезинформирующий противника маневр в районе расположенного у Марджаюна моста через Литани, соединиться с 96-й дивизией восточнее Сидона, находиться в готовности к продвижению на Бейрут, перекрытию шоссе Бейрут – Дамаск в районе Дахр-эль-Байдар и участию в уничтожении сирийских войск в долине Бекаа.

• 162-я дивизия Менахема Эйнана, в которую вошли основные силы 500-й кадровой танковой бригады, 932-й пехотный батальон (позже, с созданием кадровой пехотной бригады "Нахаль", он вошел в ее состав), один из батальонов 939-й резервистской десантной бригады и другие подразделения, оставалась в резерве СВО на первом этапе операции, после чего она могла быть использована для продвижения к Дахр-эль-Байдару по линии горного хребта Джабель Барук и привлечена к участию в операции по уничтожению сирийских войск в долине Бекаа.

• 252-я дивизия Иммануэля Сакеля, в которую входили 401-я кадровая танковая бригада, часть сил 7-й танковой бригады, один из батальонов 514-й резервистской танковой бригады, 931-й пехотный батальон (позже в составе бригады "Нахаль"), 424-й пехотный батальон (позже в составе кадровой пехотной бригады "Гивати") и 209-й артиллерийский полк, должна была уничтожить силы ООП в Фатхлэнде до линии Каукаба – Хасбайя, перекрыть вади Шебаа и обеспечить сдерживание на своем участке на случай возможного сирийского удара. С получением соответствующего приказа 252-я дивизия должна была прорвать сирийскую оборону восточнее Караунского озера и, действуя в составе Северного корпуса, выйти к шоссе Бейрут – Дамаск на северной оконечности Хермонского хребта.

• 90-я дивизия Гиоры Лева, в которую входили 14-я танковая бригада смешанного кадрово-резервистского состава, 399-я и 943-я резервистские танковые бригады, 623-я резервистская десантная бригада, сводный батальон курсантов Офицерской школы и 454-й артиллерийский полк, должна была сосредоточиться в своем районе развертывания, оставаться в резерве на раннем этапе операции "Мир Галилее" и, с получением соответствующего приказа, принять участие в уничтожении сирийских войск в долине Бекаа в составе Северного корпуса.

• 880-я дивизия Йом-Това Тамира, в которую входили резервистские 645-я, 656-я и 767-я танковые бригады и 449-й артиллерийский полк, составляла резерв СВО.

В резерве округа также находились 219-й артиллерийский полк, ракетно-артиллерийский полк "Хавив", спецподразделение рейдовой разведки Генерального штаба (Сайерет Маткаль), разведрота 35-й десантной бригады и часть одного из ее батальонов. Указанные силы 35-й бригады предполагалось использовать для высадки вертолетных десантов с целью захвата моста через Литани в районе Касмии и для решения других возможных задач такого же профиля.

Северный (446-й) и Центральный (479-й) корпуса были сформированы с приближением операции в Ливане. В Синайскую кампанию и Шестидневную войну дивизии использовались ЦАХАЛом как временные соединения, и лишь в декабре 1968 года дивизия стала постоянным тактическим формированием израильской армии, но опыта использования таких крупных соединений, как корпус, ЦАХАЛ еще не имел. Комкором-446 был назначен Авигдор Бен-Галь, которому этот пост был обещан Рефаэлем Эйтаном еще в сентябре 1981 года, когда он уходил с поста командующего СВО. Заместителем командира Северного корпуса стал Эхуд Барак, остававшийся параллельно начальником Управления планирования ГШ; штаб корпуса возглавил Амрам Мицна. Комкором-479 был назначен командующий бронетанковыми силами Моше Бар-Кохба.

Оба корпуса были развернуты на территории СВО. Наряду с 252-й и 90-й дивизиями, в состав Северного корпуса передавались временные формирования дивизионного уровня, которыми командовали бригадные генералы Дани Варди и Йоси Пелед. В составе формирования Варди генерал-майор Бен-Галь называет (журнал "Маарахот", номер 413) "бригаду, созданную на базе Танковой школы, механизированную бригаду войсковой ПВО, десантный батальон и танковый батальон". В формирование Пеледа входили танковый батальон, отряд резервистов Сайерет Маткаль, батальон десантников-резервистов и другие подразделения.

Задачей Северного корпуса было уничтожение сирийской армии в южной части долины Бекаа и выход к линии Штаура – Захле – Райяк, т.е. к восточному участку линии Бейрут – Райяк, определявшейся планом "Ораним" как максимальный рубеж продвижения сил ЦАХАЛа. Проведение этой операции требовало специального решения высшего военно-политического руководства Израиля. Центральный корпус Моше Бар-Кохбы был развернут на Голанских высотах с целью отражения возможного сирийского удара на этом направлении.


* * *

Приказ о начале операции "Мир Галилее" следующим образом определял задачи израильских ВВС и ВМС:

"Военно-воздушные силы:

1. нанесут предварительные удары по объектам противника на стадии подготовки операций "Мир Галилее" и "Цитрусовый плод";

2. будут защищать воздушное пространство Израиля;

3. будут оказывать тактическую поддержку силам СВО, участвующим в операции "Мир Галилее";

4. окажут содействие СВО в высадке десантных сил;

5. по специальному приказу произведут атаку позиционных районов сирийских ЗРК в Ливане и на сирийско-ливанской границе.

Военно-морские силы:

1. будут защищать побережье Израиля;

2. окажут содействие СВО в доставке морского десанта к Захрани и его высадке там и будут готовы высадить десантные силы также в районе Авали;

3. будут оказывать поддержку огнем ракетных катеров силам СВО, наступающим в зоне приморской равнины;

4. будут готовы оказать содействие операции "Цитрусовый плод".
Упомянутая в обеих частях операция "Цитрусовый плод" ("При хадáр") предполагала высадку израильского морского десанта на побережье христианского анклава в районе Джунии, к северу от Бейрута, но вероятность ее проведения была невелика. На стадии предварительного обсуждения израильских планов с лидерами фалангистов последние дали понять, что высадка сил ЦАХАЛа в этом районе в самом начале израильской операции поставит их в неловкое положение, поскольку очевидное всем взаимодействие ЛС с силами ЦАХАЛа явится прямым доказательством того, что Израиль осуществляет крупномасштабную операцию в Ливане, договорившись о сотрудничестве с фалангистами. Христианские лидеры были готовы открыто взаимодействовать с ЦАХАЛом уже тогда, когда израильские войска подойдут к Бейруту по суше. В этом случае их сотрудничество с Израилем будет выглядеть результатом вынужденного решения, принятого перед лицом свершившегося факта, и их политическая физиономия в глазах прочих ливанских сил и арабского мира в целом пострадает не так сильно, как в случае, если они с самого начала предстанут военными союзниками Израиля.

Учитывая, что главной целью десанта в Джунии считалось оказание помощи фалангистам, если в период от начала крупной израильской операции до выхода сил ЦАХАЛа к Бейруту сирийская армия предпримет активные действия против них, настаивать на осуществлении "Цитрусового плода" стало нелогично в условиях недовольства самих христиан этим планом. Еще менее логичным явилось бы его осуществление в ситуации, когда правительством Израиля было принято решение о проведении операции "Мир Галилее" в сорокакилометровой зоне, и реализация оперативного плана "Ораним", предусматривавшего выход израильских сил на линию Бейрут – Райяк, оказалось под вопросом. Тем не менее, "Цитрусовый плод" оставался запасным вариантом, реализовать который предполагалось в случае экстремальных обстоятельств и по согласованию с лидерами фалангистов.

Завершающая часть приказа о проведении операции "Мир Галилее" была сформулирована следующим образом:

"Дополнительные указания:

1. следует максимально избегать потерь в наших силах; продвижение наземных частей будет сопровождаться артиллерийским огнем и плотной поддержкой с воздуха;

2. следует избегать причинения ущерба гражданскому населению Ливана;

3. подразделения будут продвигаться, имея карты, на которых отмечено расселение различных демографических групп на территории Ливана;

4. не атаковать силы ООН;

5. не дробить подразделения на малые группы;

6. следует избегать причинения ущерба иностранным посольствам в Ливане".
Ариэль Шарон был заинтересован в том, чтобы силы ЦАХАЛа продвинулись как можно дальше на север под израильскими и ливанскими флагами, в сопровождении отрядов АСЛ, которым не отводилось серьезной роли в боевых действиях, но присутствие которых рядом с солдатами ЦАХАЛа имело символическое значение: им подчеркивалось, что Израиль ведет войну не против Ливана, а против палестинских террористов – совместно с патриотическими ливанскими силами. При этом, зная о прежних эксцессах с участием милиции Саада Хаддада, министр обороны потребовал от командиров ЦАХАЛа не допускать жестоких расправ этой милиции над ее противниками в Ливане.

Как уже мог заключить читатель, в силу особенностей рельефа большинство районов Ливана чрезвычайно удобны для обороны и трудны для наступающих войск. Этот фактор должно было перевесить значительное превосходство ЦАХАЛа в силах и средствах, выделявшихся для проведения операции "Мир Галилее". Израиль сохранил бы численное превосходство над противником даже в том случае, если бы результатом его операции в Ливане явилась полномасштабная война с Сирией, в которой была бы задействована вся сирийская армия. В этом состояло кардинальное отличие ливанской кампании от прежних ближневосточных войн, сталкивавших ЦАХАЛ с многократно превосходившими его арабскими силами.

Ситуация с соотношением сил могла измениться только в том случае, если бы Сирии оказали прямую военную помощь другие арабские страны (Египет, Ирак) или СССР, но в Израиле обоснованно полагали, что этого не случится. Активная фаза израильской операции в Ливане планировалась краткой настолько, что вопрос об оказании сирийцам прямой поддержки не мог быть своевременно решен даже самыми благожелательными союзниками Дамаска.

Продолжение следует

"Вести", 9 ноября 2017
Tags: ближневосточные войны, гражданская война в ливане, первая ливанская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments