yaqir_mamlal (yaqir_mamlal) wrote,
yaqir_mamlal
yaqir_mamlal

Categories:

еще юбилейного № 14

Первая ливанская война, 1982-2017

Часть XIV. В буферной зоне

Дов Конторер

Продолжение. Начало в номере "Вестей" от 19 сентября с.г.

Покинув Западный Бейрут в конце сентября 1982 года, израильские войска остались на своих прежних позициях во всех остальных районах Ливана. Заявленные Израилем цели операции "Мир Галилее" были достигнуты еще в июне, но долговечность этих достижений вызывала обоснованные сомнения, и израильское правительство рассчитывало закрепить их с помощью официального договора о мире с Ливаном.

Ариэль Шарон не оставлял надежды на то, что Израиль сумеет привести Башира Жмайеля к подписанию мирного договора; был ли он прав, остается только гадать. Что же до Амина Жмайеля, сменившего своего брата на посту председателя партии Катаиб и избранного вместо него президентом Ливана, то он прежде всего столкнулся с проблемой неподчинения в рядах фалангистов. Фади Фрем, Фуад Абу-Надер, Самир Джааджаа, Элие Хобейка и другие командиры ЛС заявляли о себе как о наследниках "президента вовек Башира" и проводили собственную политику, почти не обращая внимания на официального главу государства.

Израиль одновременно пытался обеспечить Амину Жмайелю минимально необходимый уровень лояльности фалангистов и убедить его в том, что он может заключить договор о мире с Израилем, не подвергая свою власть чрезмерной опасности. Между тем в Ливане все больше давала знать о себе радикальная шиитская группа, отколовшаяся от движения "Амаль" вскоре после начала израильской операции "Мир Галилее". Во главе этой группы, вдохновлявшейся учением аятоллы Хомейни, использовавшей на первых порах десяток названий (наиболее известным среди них было "Исламский Амаль") и в конце концов получившей всемирную известность как "Хизбалла", или "Партия Аллаха", стоял Субхи Туфейли; духовным лидером новой организации был шейх Мухаммад Хусейн Фадлалла. "Хизбалла" изначально являлась иранским проектом; с целью оказания помощи в создании этой организации в Баальбек, главный город провинции Бекаа, из Ирана были направлены полторы тысячи офицеров и активистов Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

В первый период своего существования "Хизбалла" атаковала в основном своих ливанских противников, включая "Амаль", и Многонациональные силы (MNF), оставшиеся в Бейруте после вывода оттуда израильских войск. Еще одним направлением ее деятельности было похищение и/или убийство иностранных журналистов и дипломатов. Вместе с тем, нельзя исключить причастность этой организации к такому достаточно раннему событию, как взрыв израильской военной администрации в Тире 11 ноября 1982 года. Следствие назвало наиболее вероятной причина взрыва утечку газа, но версия о теракте, в пользу которой говорили некоторые детали, не была отвергнута полностью; так или иначе, в результате взрыва погибли 76 израильтян (34 пограничника, 33 военнослужащих ЦАХАЛа, 9 сотрудников ШАБАКа) и 15 ливанских заключенных. Но если в связи с этим событием, позже получившим название "первое тирское бедствие", остались сомнения, то таковых вовсе не было в связи со взрывом американского посольства в Бейруте 18 апреля 1983 года. Результатом этой диверсии, совершенной с помощью начиненной взрывчаткой автомашины, стала гибель 63 человек; авторство "Хизбаллы" не скрывалось.

Вскоре после этого, 17 мая 1983 года, Израиль сумел наконец добиться заключения мирного договора с Ливаном. Договор, достигнутый при посредничестве США и подписанный в ходе двух параллельных церемоний в израильской Кирьят-Шмоне и в ливанском городе Хальде, прекращал состояние войны между двумя странами и предусматривал взаимный отказ сторон от враждебных действий и враждебной пропаганды в отношении друг друга, равно как и от предоставления возможности третьим странам или иным акторам, включая иррегулярные вооруженные силы любых организаций, использовать территорию одной из сторон договора для враждебных действий в отношении другой. Стороны обязались уважать суверенитет и территориальную целостность друг друга, заявляя об отказе у них каких-либо претензий друг к другу в связи с существующей линией международной границы между ними. Договор также включал многие элементы нормализации отношений между Израилем и Ливаном: открытие дипломатических представительств на уровне бюро по связям, подготовку соглашений о транзите людей и товаров и пр.

В соответствии с договором Израиль обязался вывести свои войска с территории Ливана в течение 8-12 недель, а Ливан – поддерживать особый режим обеспечения безопасности и предотвращения антиизраильских диверсий в буферной зоне на его территории, получавшей название "зона безопасности". В приложении к договору четко нормировались численность, вооружение и формы организации ливанских войск и полиции в указанной зоне, признавались относящиеся к ней полномочия UNIFIL и определялся механизм взаимодействия между вооруженными силами Израиля и Ливана. Как наверняка догадался читатель, действие этого договора оказалось недолгим.

Тогда же, в мае 1983 года, в расположенном на севере Ливана городе Триполи, где после эвакуации из Бейрута оказалась часть руководства ООП во главе с Арафатом, начались ожесточенные бои между палестинскими группами, пытавшимися сохранить ООП в качестве более или менее самостоятельной силы, и просирийским крылом в палестинском движении, которое возглавил Саид Муса Мурагха, более известный как Абу-Муса. Триполи находился под сирийским военным контролем, но Дамаск не устраивала ситуации, при которой он не имел решающего влияния на палестинцев в других районах Ливана и в тех удаленных местах – Тунис, Судан, Йемен – куда были вывезены из Бейрута основные формирования ООП. С подачи сирийцев Абу-Муса обвинил Арафата и его окружение в непотизме, коррупции и готовности к компромиссу с Израилем; мятеж стал фактом, и сирийские войска поддержали поднявшихся на Арафата сторонников Абу-Мусы.

Внутрипалестинский вооруженный конфликт на севере Ливана продолжался более полугода. В военном отношении он завершился победой просирийских мятежников, и 20 декабря 1983 года Ясер Арафат оказался вынужден выехать из Триполи в Тунис, ставший на десять лет главной базой ООП. При этом было вполне очевидно, что Абу-Муса не смог заручиться широкой поддержкой в палестинском движении и что надежды Асада сделать его лидером ФАТХа совершенно несостоятельны. Как глава одной из организаций палестинского "фронта отказа" (его группировка позже назвала себя "ФАТХ Интифада"), он провел остаток своих дней в Дамаске на содержании сирийских и иранских спецслужб.


* * *

Мирный договор с Ливаном был подписан в период, когда Менахем Бегин лишь номинально оставался главой израильского правительства. После смерти Ализы Бегин, случившейся 13 ноября 1982 года, когда ее муж находился с визитом в Вашингтоне, овдовевший премьер-министр перенес тяжелую травму - перелом шейки бедра. Придавленный горем и недугом, он почти полностью прервал рабочие связи с коллегами по кабинету и главами государственных ведомств; единственными политическими конфидентами Бегина в этот период оставались начальник его канцелярии Йехиэль Кадишай, военный секретарь Азриэль Нево и секретарь правительства Дан Меридор. Участники проводившихся у его дома левых демонстраций называли убийцами самого Бегина и Шарона; на их плакатах почти каждый день обновлялись цифры израильских потерь в Ливане. По свидетельству близких к нему людей, Бегин остро страдал из-за этих акций, но не разрешал полиции удалить пикетчиков от своего дома.

Экономика Израиля оказалась к тому времени в состоянии глубокого кризиса из-за высоких военных расходов и серии популистских решений, принятых министром финансов Йорамом Аридором: валютные запасы были почти исчерпаны, уровень инфляции составил в 1982 году 132 процента, в 1983 году – 191 процент. Израиль реально находился на грани банкротства, и у Бегина уже не было сил руководить работой правительства, дисциплинированность которого падала тем быстрее, чем слабее становился он сам. 28 августа 1983 года Бегин сообщил коллегам по кабинету о своей неспособности оставаться на посту премьер-министра и 15 сентября передал им через Меридора официальное заявление об уходе в отставку.

Ицхак Шамир, победивший Давида Леви на состоявшихся после этого выборах председателя Ликуда, приступил к исполнению обязанностей главы правительства 10 октября, сохранив в своих руках также и портфель министра иностранных дел. Моше Аренс остался министром обороны; Аридор был вынужден уступить свой пост Игалю Коэн-Оргаду 15 октября, успев напоследок отметиться предложением о замене шекеля американским долларом в качестве национальной валюты Израиля.

Вышеописанные политические события происходили на фоне отвода израильских войск к реке Авали и вспыхнувшей сразу же вслед за этим войны между ливанскими христианами и друзами. ЦАХАЛ отошел к линии Авали 3 сентября 1983 года, покинув расположенный к северу от нее горный массив Шуф. В результате этого отступления исчез барьер, отделявший христианский анклав и Бейрут от районов, контролировавшихся друзскими силами, чем не преминули воспользоваться вышедшие из подчинения президенту Жмайелю фалангисты. Ими было предпринято нападение на позиции военного крыла Прогрессивно-социалистической партии (ПСП) у города Бхамдун, расположенного на шоссе Бейрут – Дамаск в 23 километрах к востоку от ливанской столицы. Друзы не отступили в этом районе и параллельно начали наступление на расположенные к югу и юго-востоку от Бейрута города Хальде и Сук-эль-Гарб, где их пришлось сдерживать не только фалангистам, но и ливанской правительственной армии.

В результате этих событий, получивших название "горная война", боевыми действиями оказался охвачен весь массив Шуф. Удача сопутствовала друзам: фалангисты отступили от Бхамдуна, 62 христианские деревни были разрушены, 1500 христиан погибли в боях и были убиты в ходе вершившейся победителями расправы. Прекращение огня, положившее конец горной войне, было заключено 25 сентября, и к тому времени практически весь район Шуф находился под властью друзов.

Автору этих строк памятны советские карикатуры, на которых Израиль изображался потирающим руки от удовольствия в связи с новой вспышкой гражданской войны в Ливане. В действительности дело обстояло противоположным образом: христиане были союзниками Израиля, но выступить против друзов Израиль не мог, поскольку его собственные граждане-друзы, включая многих военнослужащих ЦАХАЛа, испытывали солидарность со своими ливанскими собратьями.

Горную войну удалось кое-как загасить, но общая ситуация в Ливане не стала намного лучше. Напротив, она на глазах превращалась в кромешный ад. 23 октября 1983 года террористы-смертники "Хизбаллы" почти одновременно атаковали казармы американских и французских миротворцев в Бейруте. Сначала 19-тонный грузовик с зарядом PETN (за рулем этой машины находился иранец) взорвался возле казарм американского контингента MNF в бейрутском аэропорту, в результате чего погибли 220 морских пехотинцев, 18 моряков и 3 военнослужащих армии США. Для Соединенных Штатов это были наибольшие однодневные потери со времени битвы за Иводзиму (1945). Прошло менее десяти минут, и второй грузовик взорвался у казарм французского контингента MNF в Западном Бейруте, вызвав гибель 58 французов и пятерых ливанцев. Для Франции это были наибольшие военные потери со времени окончания Алжирской войны в 1962 году.

В ответ на бейрутские теракты французская авиация произвела бомбардировку объектов КСИР в Баальбеке и в других частях Бекаа. США также готовили операцию против иранской инфрастуктуры в Ливане, но ее проведению решительно воспротивился министр обороны Каспар Уайнбергер. Рейган заявил, что теракты не заставят Белый дом вывести из Ливана американский контингент MNF, но постоянные атаки и угрозы в адрес миротворцев со стороны шиитов и друзов заставили президента пересмотреть свою позицию. Последней каплей для Рейгана, видимо, стала потеря американцами двух самолетов, сбитых в воздушном пространстве Ливана сирийской ПВО 3 декабря 1983 года. Американские военные корабли ответили на действия сирийцев обстрелом их позиций на побережье, и вскоре после этого, в феврале 1984 года, США вывели из Ливана основную часть своего военного персонала; параллельно с американцами из Ливана ушли итальянцы, а французы последовали примеру союзников в марте. Последние американские солдаты покинули Ливан в июле 1984 года.

Еще до того, как Рейган решил вывести из Ливана военный персонал США, случилось событие, получившее в Израиле название "второе тирское бедствие". 4 ноября 1983 года прибывшая из Баальбека автомашина с зарядом взрывчатки протаранила ворота израильской военной администрации в Тире и взорвалась возле ее здания. В результате этого теракта, ставшего очередным достижением "Хизбаллы", погибли 60 человек, в числе которых было 28 израильтян: 16 пограничников, 9 военнослужащих ЦАХАЛа и 3 сотрудника ШАБАКа. Одним из уроков этого события для Израиля стало создание специального армейского подразделения для проведения спасательных работ, впервые доказавшего свои возможности при ликвидации последствий землетрясений в Мексике (сентябрь 1985) и Армении (декабрь 1988).

23 ноября 1983 года израильское правительство заключило с ФАТХом соглашение об обмене пленными, иногда упоминаемое как "первая сделка с Джибрилем", несмотря на неточность этого определения. В руках у ФАТХа находились шестеро из восьми израильских солдат, попавших в плен 4 сентября 1982 года, еще до убийства Башира Жмайеля и последующих событий в Бейруте. Пленение этой группы военнослужащих произошло при обстоятельствах, никак не делающих чести их дисциплине и боевой выучке: находясь на посту вблизи города Бхамдун (того самого, что позже стал ареной боев между христианами и друзами), они были застаны врасплох группой из четырех боевиков ФАТХа и НФОП – ГК. Пленных разделили: шестеро из них остались у ФАТХа, а организация Ахмеда Джибриля переправила двух своих пленных в Дамаск, где они содержались вместе с Йехезкелем Шаем, одним из танкистов 399-й бригады, плененных в бою у Султан-Яакуба.

Ускорить заключение сделки по обмену пленными израильское правительство побудила ситуация в Триполи, где, как помнит читатель, велись бои между сторонниками Арафата и Абу-Мусы. Приходилось опасаться, что находящиеся в плену у ФАТХа израильские солдаты окажутся жертвами этого конфликта, и Израиль освободил в обмен на их возвращение 4700 ливанских и плененных в Ливане палестинских боевиков, содержавшихся в лагере "Ансар" на юге Ливана. Вместе с ними были освобождены 65 арабских террористов из числа жителей Иудеи, Самарии и Газы и граждан Израиля, причем для последних условием освобождения был отказ от израильского гражданства и обязательство навсегда покинуть страну. Около тысячи освобожденных ливанских боевиков были вывезены в Алжир, остальные получили возможность остаться в Ливане.

В феврале-марте 1984 года Многонациональные силы покинули Ливан, и Западный Бейрут отошел под военный контроль шиитской организации "Амаль" и друзской ПСП. Тогда же стало ясно, что договор о мире между Израилем и Ливаном не будет реализован из-за полного развала ливанской правительственной армии, которой по договору отводилась главная роль в поддержании особого режима безопасности в приграничной буферной зоне. Сказалось и то, что попытка официального примирения Ливана с Израилем вызвала резкую критику арабских государств, обладавших достаточными рычагами воздействия на Бейрут. 7 марта ливанское правительство объявило о расторжении мирного договора. Этим перед Израилем снова ставились болезненные вопросы о том, чего он добивается в Ливане и как долго намерен держать свои войска на его территории, неся сопряженные с этим потери.


* * *

23 июля 1984 года состоялись выборы в Кнессет XI созыва, результатом которых явилась политическая ничья: самостоятельно сформировать дееспособную коалицию не могли ни Ликуд, ни Маарах. Тупиковая парламентская ситуация побудила крупнейшие партии создать правительство национального единства с ротацией на посту премьер-министра: в первые два года этот пост должен был занимать Шимон Перес, во вторые два года – Ицхак Шамир. Через два года Перес должен был сменить Шамира на посту министра иностранных дел, а военным министром на всю каденцию назначался Ицхак Рабин.

Возглавив министерство обороны, Рабин выступил инициатором военных переговоров с Ливаном, начавшихся в Накуре 5 ноября 1984 года. Выяснилось, однако, что эти переговоры ни к чему не ведут, и израильское правительство было вынуждено признать, что ему придется действовать в одностороннем порядке. Взвешивались четыре варианта:

• ЦАХАЛ останется долгое время на линии Авали, осуществляя военное управление на территории со значительным (свыше полумиллиона человек) населением Ливана, в основном шиитским и все более враждебным по отношению к Израилю;

• ЦАХАЛ отступит к "промежуточной линии", уходящей от устья Литани на северо-восток к Ансару и Нихе, с включением в контролируемую зону района Хасбайи, что, как и первый вариант, потребует держать в Ливане крупные израильские силы не только на передовых позициях, но и в тылу, где им придется управлять значительным (свыше четверти миллиона человек) населением;

• полный и единовременный вывод израильских войск из Ливана;

• поэтапный вывод израильских войск с основной территории Ливана, за исключением приграничной буферной зоны, которая останется под совместным контролем ЦАХАЛа и формирований майора Хаддада, отошедших теперь под командование генерала Антуана Лахада и получивших название Армия Южного Ливана.
Третий и четвертый вариант одинаково не перекрывали возможности возобновления ракетно-артиллерийских обстрелов Галилеи теми или иными ливанскими группами, но позволяли рассчитывать на устранение постоянных трений между ЦАХАЛом и гражданским населением Ливана, резкое сокращение израильских затрат и потерь и, может быть, на поддержку шиитов. Третий вариант воспринимался как слишком престижный для Сирии и чреватый развалом АЮЛ, и 14 января 1985 года израильское правительство выбрало четвертый вариант, сообщив о предстоящем отводе сил ЦАХАЛа в буферную зону. Отвод планировалось провести в три этапа: сначала – из района Сидона, затем – из восточного сектора с развертыванием в районе Хасбайи, на третьем этапе – к окончательной линии.

Между тем израильской разведке стало известно, что ФАТХ, искавший новые средства для продолжения террористической войны против Израиля, планирует операцию по захвату заложников, в ходе которой группа его боевиков скрытно высадится с алжирского грузового судна на резиновые моторные лодки в 60 миллях от побережья Израиля, доберется на них до Бат-Яма, захватит рейсовый автобус и, сделав его пассажиров заложниками, направится к тель-авивскому комплексу зданий министерства обороны и Генерального штаба, где, захватив новых заложников из числа офицеров ЦАХАЛа, потребует освобождения 150 террористов, находившихся в израильских тюрьмах. В случае неудачи или израильского отказа вступить в переговоры участники операцию убьют всех заложников.

Сорвать эту атаку, утопив приобретенное ФАТХом судно, было поручено спецподразделению морских коммандос, которое было доставлено ракетоносцами израильских ВМС в западную акваторию Средиземного моря, добралось на резиновых лодках до расположенного у границы с Тунисом алжирского порта Аннаба, нашло там нужное судно, заминировало его и скрытно вернулось на ждавшие его израильские корабли, после чего заминированное судно Moonlight было потоплено взрывом. Эта операция, получившая название "Дéрех нец" ("Ястребиный путь"), была произведена 4 апреля 1985 года.

Вскоре после этого, 15 апреля, боевые отряды шиитской организации "Амаль" и друзской ПСП начали операцию против суннитской милиции "Мурабитун", в результате которой эта милиция, бывшая военным крылом Партии независимых насеристов, была почти полностью уничтожена. Примерно тогда же остававшаяся в Ливане часть ООП оказалась вовлечена в долгий вооруженный конфликт, получивший название "война за лагеря беженцев" и бывший в некотором смысле продолжением конфликта в Триполи, завершившегося отъездом Арафата в Тунис.

Начало этой войны обычно датируют 19 мая 1985 года, когда отряды движения "Амаль" при поддержке шиитских и христианских частей ливанской правительственной армии атаковали бейрутские лагеря Сабру, Шатилу и Бурдж-эль-Бараджне. Сабра пала 30 мая, после чего под давлением ЛАГ и СССР, имевшего значительное влияние на помогавшую шиитам Сирию, участниками конфликта было заключено соглашение о прекращении огня. Тем не менее, в Бурдж-эль-Бараджне бои продолжались до заключения еще одного соглашения между шиитами и ООП 17 июня. Окончательной точкой это не стало: военное противостояние шиитов и палестинцев возобновлялось в сентябре 1985 года, затем - в марте и мае 1986 года, причем теперь им были охвачены также и расположенные у Сидона лагеря Эйн-Хилве и Мие-Мие.

С попыткой стимулировать дополнительное советское воздействие на Сирию, помогавшую "Амалю", который одновременно воевал с ООП и "Хизбаллой", было связано похищение четырех советских дипломатов (двое из них были сотрудниками посольской резидентуры КГБ) в Бейруте 30 сентября 1985 года. Ответственность за этот теракт приняла на себя никому не известная организация, требовавшая, чтобы СССР заставил Асада прекратить военное давление на палестинцев и закрыл свое посольство в Бейруте, названное "рассадником антимусульманской заразы".

В действительности за похищением стояли "Хизбалла" и, как выяснилось позже, ФАТХ. У одного из советских дипломатов, раненого при похищении Аркадия Каткова, вскоре началась гангрена, и 2 октября похитители расстреляли его на пустыре, после чего информация о местонахождении его тела была анонимно передана посольству. Террористы угрожали убить одного за другим остальных советских заложников, если Москва не выполнит их условий.

По просьбе СССР Асад действительно приостановил наступление собственных и союзных ему ливанских формирований на палестинские лагеря, но освобождение заложников не состоялось. Популярная на сетевых ресурсах версия дальнейших событий выглядит так. КГБ, выяснивший, что похищение дипломатов было организовано главным оперативником "Хизбаллы" Имадом Мугние, договорился с главой ПСП Валидом Джумблатом о похищении друзскими боевиками двух родственников и ближайших помощников Мугние. Через несколько дней тело одного из них с перерезанным горлом и собственным половым органом во рту было обнаружено у входа в его дом; при убитом была записка с предупреждением о том, что второго родственника постигнет такая же участь, если советские заложники не будут немедленно освобождены. Тогда же был убит родной брат заместителя Мугние. Этих выразительных жестов оказалось достаточно для того, чтобы 30 октября три выживших дипломата появились у входа в советское посольство в Бейруте.

Полковник СВР Юрий Перфильев, возглавлявший в соответствующий период бейрутскую резидентуру КГБ, излагал в интервью журналу "Огонек" (2001) нескольку иную версию этих событий. По его словам, два участника похищения погибли в случайной перестрелке, а освобождение заложников состоялось после того, как сам он в личной беседе сказал шейху Фадлалле, что результатом сложившейся ситуации может явиться техническая ошибка, из-за которой запущенная в Советском Союзе ракета с мощным боезарядом упадет и взорвется в городе Кум, главном религиозном центре Ирана.

Прошло одиннадцать месяцев, и 29 сентября 1986 года, боевые действия вспыхнули в расположенном вблизи Тира лагере беженцев Рашидия, откуда конфликт опять перекинулся в бейрутские и сидонские лагеря. В районе Сидона палестинским формированиям удалось отбить у шиитов находившийся под их контролем христианский город Магдуше, в связи с чем израильская авиация начала бомбардировку объектов ООП в Сидоне. На стороне противников ООП в этот момент одновременно были Израиль и Сирия, спецподразделения которой участвовали вместе с шиитами в боях за Шатилу. 15 декабря 1986 года только что созданный Палестинский национальный фронт спасения договорился с "Амалем" о прекращении огня, но непримиримая позиция Арафата, который, находясь в Тунисе, осудил подписанное ПНФС соглашение, привела к тому, что осада бейрутских лагерей продолжалась. Вскоре к боевым действиям на стороне палестинцев присоединились "Хизбалла" и ПСП. Последовавшие за этим успехи палестинцев и "Хизбаллы" стали причиной открытого вмешательства Сирии в бейрутский конфликт, и 21 февраля 1987 года ее вооруженные силы вошли в столицу Ливана.

Война за лагеря закончилась в июле 1988 года, и, по данным ливанского правительства, в ней погиб 3781 и были ранены 6787 граждан Ливана; указывалось также, что в ходе этой войны погибло не менее 2000 палестинцев, причем допускалось, что число убитых палестинцев было намного большим; плохо поставленный статистический учет в их среде делал невозможной точную оценку потерь.


* * *

21 мая 1985 года, на раннем этапе войны за лагеря, израильское правительство заключило с Ахмедом Джибрилем соглашение, в рамках которого в обмен на освобождение организацией НФОП – ГК трех солдат ЦАХАЛа – двух плененных у Бхамдуна и одного участника боя у Султан-Яакуба – Израиль выпустил на свободу 1150 заключенных, отбывавших наказание за участие в террористической деятельности. Большинство из них составляли арабские жители Иудеи, Самарии и Газы, но в числе освобожденных были также ливанцы, иностранцы и арабские граждане Израиля. Многие из них были участниками преступлений, результатом которых явилась гибель израильтян. Сделка с Джибрилем вызвала в израильском обществе резкую критику, одним из выразителей которой был Биньямин Нетаниягу, занимавший в то время пост представителя Израиля при ООН; твердые суждения по данному вопросу не помешали ему, однако, заключить такую же сделку с ХАМАСом ради освобождения Гилада Шалита в 2011 году.

10 июня 1985 года ЦАХАЛ завершил отход в буферную зону на юге Ливана. Глубина этой зоны составляла несколько километров, а ее площадь – не более 10 процентов от территории Ливана. Население буферной зоны насчитывало порядка 150 тысяч человек, в числе которых было 53 процента шиитов, 22 процента христиан, 13 процентов суннитов и 12 процентов друзов. На ее территории было создано около двух десятков опорных пунктов ЦАХАЛа и 46 опорных пунктов АЮЛ, в составе которой было сначала около двух тысяч военнослужащих; позже численность АЮЛ возросла до 2500 солдат и офицеров. Демографический состав АЮЛ выглядел в 1985 году следующим образом: 65 процентов христиан, 18 процентов шиитов, 13 процентов друзов, 4 процента суннитов. К середине девяностых годов он сильно изменился; большинство военнослужащих АЮЛ тогда составляли шииты.

Подразделения АЮЛ строились по этно-конфессиональному принципу и несли оперативную службу в тех районах, где большинство населения составляли единоверцы военнослужащих данного подразделения. В основной период существования АЮЛ в ней было две бригады и отдельный батальон, защищавший христианский анклав в Джезине, за пределами буферной зоны. Штатное расписание бригады АЮЛ включало три пехотных батальона и батальон огневой поддержки, вооруженный 155-мм артиллерийскими орудиями, крупнокалиберными пулеметами, тяжелыми минометами и т.п. Танковый батальон АЮЛ, имевший 55 боевых машин, использовался по мере необходимости на участках боевого дежурства обеих бригад. Помимо боевых частей, АЮЛ имела собственную службу безопасности, содержала тюрьму "Эль-Хиям" и гражданскую администрацию. Штаб-квартира АЮЛ находилась в Марджаюне, где размещался также и штаб израильского Подразделения по связям с Ливаном, имевшего структуру управления дивизии. Израиль готовил офицерские кадры АЮЛ, платил жалованье ее военнослужащим (в 1986 году оно составляло 260 долларов в месяц, в девяностые годы поднялось до 600 долларов), предоставлял их родственникам разрешения на работу в Израиле и иные льготы. Кроме того, израильское правительство несло значительные расходы по поддержанию и развитию гражданской инфраструктуры в буферной зоне.

Затратность этого формата, с одной стороны, и его ограниченная эффективность, с другой, достаточно хорошо осознавались израильским руководством: буферная зона не блокировала возможность ракетно-артиллерийских обстрелов Галилеи и служила достаточно слабым препятствием для террористов, пытавшихся пробраться к границе Израиля, поскольку ее можно было скрытно пересечь с севера на юг за одну ночь. По этой причине Израиль всерьез рассматривал возможность передать буферную зону под управление организации "Амаль" и полностью вывести свои войска из Ливана уже в 1986 году. Этого не случилось, главным образом, потому, что "Амаль" не захотел брать на себя никаких обязательств по отношению к Израилю.

Ко времени отвода ЦАХАЛа в буферную зону на юге Ливана основным источником угрозы израильским силам в данном районе стала "Хизбалла", поскольку ливанские формирования ООП были, во-первых, сильно ослаблены израильской операцией и, во-вторых, втянуты в войну за лагеря. Но тунисская ООП не оставляла Израиль своей недоброй заботой. Иногда она направляла в Ливан специальные группы с целью осуществления ракетных обстрелов израильской территории. Один из таких инцидентов имел место 21 сентября 1985 года. Три дня спустя группа диверсантов ФАТХа захватила туристическую яхту на Кипре и убила трех израильтян на ее борту. В ответ на это 1 октября израильские ВВС провели операцию "Рéгель эц" ("Деревянная нога"): десять истребителей-бомбардировщиков F-15 нанесли ракетные удары по объектам ФАТХа и "Ас-Саики" в Тунисе, преодолев расстояние в 4600 километров - 2300 километров до цели - с двумя дозаправками в воздухе. В результате воздушной атаки было убито около семидесяти террористов.

Успех этой операции, позволивший Ицхаку Рабину заявить, что террористы нигде не будут чувствовать себя в безопасности, оказался возможен благодаря точным аэрофотоснимкам Туниса, переданным израильской разведке ее американским агентом Джонатаном Поллардом. Прямого влияния на палестинские организации воздушная атака объектов в Тунисе, очевидно, не оказала: 7 октября группа из четырех террористов ФОП (одна из отколовшихся фракций НФОП) захватила у Александрии итальянское судно Achille Lauro и убила находившегося на его борту американского пассажира-еврея Леона Клингхоффера, два дня спустя нападению подверглась синагога тунисских евреев на острове Джерба (трое убитых), 27 декабря террористы из организации Абу-Нидаля совершили параллельное нападение на пассажиров, ожидавших регистрации на рейсы израильской авиакомпании "Эль-Аль" в аэропортах Рима и Вены; в Риме было убито 16 и ранено 99 человек, в Вене – убиты трое и ранены 38 человек. Но на правительства многих арабских стран операция "Деревянная нога" произвела нужное впечатление, убедив их в том, что, предоставляя свою территорию для размещения на ней баз ООП, они сильно рискуют. Тунисское правительство, например, серьезно ограничило членам палестинских организаций въезд на свою территорию.

Куда менее успешной для израильских ВВС оказалась заурядная операция по бомбардировке объектов ООП в Сидоне 16 октября 1986 года. Экипаж одного из участвовавших в ней самолетов был вынужден катапультироваться из-за взрыва только что сброшенной им бомбы в непосредственной близости от самолета. Пилот Ишай Авирам вскоре был обнаружен и эвакуирован спасательным вертолетом; штурман Рон Арад оказался в плену у боевиков организации "Амаль", передавшей его Ирану или другой шиитской организации в мае 1988 года. С тех пор Израиль не получало достоверных известий о его судьбе.

В 1986-1994 гг. израильскими силами в Ливане было задержано не менее двадцати человек, которые могли знать о судьбе Рона Арада или использоваться как разменные карты в целях его освобождения; в ряде случаев задержание нужных лиц требовало проведения сложных операций спецназа далеко за пределами приграничной буферной зоны, как это было в случае с похищением шейха Абдель-Карима Обейда (операция "Элем хамудóт", или "Красавчик" 29 июня 1989 года) и полевого командира организации "Амаль" Мустафы Дирани (операция "Окец арси", или "Ядовитое жало" 21 мая 1994 года). Израильской общественной группой предлагалось вознаграждение в 10 миллионов долларов за сведения, которые приведут к освобождению Арада. По свидетельству Ариэля Шарона, при попытке выяснения судьбы плененного штурмана погиб агент израильской разведки. Увы, ни одно из многочисленных известий об участи Рона Арада, получавшихся Израилем в течение прошедших с тех пор десятилетий, не подтверждалось детальной проверкой. Наиболее достоверной в настоящее время считается версия, согласно которой Арад был убит в мае 1988 года.

Через четыре дня после падения "Фантома", штурманом которого был капитан Арад, совершилась ротация, и на посту премьер-министра Израиля снова оказался Ицхак Шамир. В Южном Ливане к тому времени установился режим перманентной конфронтации, причем не столько на северной границе буферной зоны, сколько внутри нее: "Хизбалла" устраивала фугасные ловушки и засады на дорогах, по которым осуществлялось снабжение баз ЦАХАЛа и АЮЛ, тогда как солдаты ЦАХАЛа и АЮЛ патрулировали дороги и устраивали засады на горных тропах, по которым боевики "Хизбаллы" проникали в буферную зону. В нападениях на израильские войска принимали участие также и боевики палестинских террористических организаций, но их доля в общем объеме военной активности противника была не велика.

Тем не менее, именно боевику из организации Ахмеда Джибриля, проникшему на территорию Израиля с помощью дельтаплана, удалось осуществить чрезвычайно успешную диверсию в ночь на 25 ноября 1987 года. Приземлившись неподалеку от Кирьят-Шмоны, он расстрелял армейскую машину, убив находившегося в ней офицера ЦАХАЛа и ранив ехавшую вместе с ним женщину-военнослужащую. После этого он ворвался в расположенный неподалеку полевой лагерь ЦАХАЛа и успел убить там пятерых солдат и ранить семерых, прежде чем сам был убит. Второй боевик НФОП – ГК, также пытавшийся проникнуть в ту ночь в Израиль с помощью дельтаплана, по ошибке приземлился в трехстах метрах к северу от границы в буферной зоне, был сразу же обнаружен солдатами ЦАХАЛа и застрелен ими. Тем не менее, в целом события этой ночи, включавшие бегство часового от ворот полевого лагеря, были восприняты израильским обществом как свидетельство беспечности и недостаточной боеготовности сил, несущих охрану границы с Ливаном.

Продолжение следует

"Вести", 28 декабря 2017
Tags: ближневосточные войны, гражданская война в ливане, первая ливанская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments