Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Двойное фиаско

Освободившись из армии, Шмарьяѓу Левин оставался какое-то время в Бобруйске и гулял с Ханой Лозинской по окрестным полям и весям, при луне и без луны. Они были трогательно влюблены, души друг в друге не чаяли и - казалось бы. Но ШЛ собирался учиться в университете за границей, а это даже и при наличии определенных средств предполагало в то время немало лишений, долгую разлуку и отдаленность перспектив нормальной семейной жизни. Что же до Ханы, то она была девушкой послушной и не решалась восстать против мамы, которая тревожилась на предмет ее благополучия, обручись она со студентом. И брат Ханы тоже тревожился. ШЛ поражался тому, насколько этот человек, мысливший строгим, решительным и даже революционным образом в общественных и национальных вопросах, был консервативен в том, что касалось его семьи. Но вообще-то семью Лозинских можно понять, учитывая, что ШЛ спрашивал Хану, будет ли она дожидаться его пять-шесть лет, пока он в Германии произойдет науку.

Collapse )

Real Bobruysk

Когда в 1887 году была официально введена процентная норма, Шмарьяѓу Левин учился в дополнительном физико-техническом классе Минского реального училища. К этому времени у него уже было законченное среднее образование, и учеба в дополнительном классе представляла собой принятую форму подготовки к поступлению в университет или высшую инженерную школу. ШЛ был одним из лучших учеников, но с публикацией указа о процентной норме заключил, что у него нет шансов поступить в высшее учебное заведение в России. Кроме того, его охватило общее отвращение к системе, и он, забрав в канцелярии свои документы, ушел из МРУ. Этот импульсивный шаг он сравнивает с поведение приговоренного к смерти узника, который совершает самоубийство, не желая предавать себя в руки палачей. С другой стороны, он знал, что если захочет учиться за границей, его аттестата зрелости будет достаточно для поступления там в университет.

Но тут он как раз достиг призывного возраста. ШЛ страдал сильной близорукостью правого глаза, и мог рассчитывать, что его освободят от призыва. Однако, во-первых, он не был в этом уверен и, во-вторых, существовавший тогда порядок устанавливал общую квоту призыва для каждой еврейской общины, так что в Свислочах непременно забрали бы в армию кого-то другого, если бы он получил освобождение. Взвесив все за и против, ШЛ решил, не дожидаясь призыва, пойти в армию вольноопределяющимся. Такая возможность была у лиц, имевших среднее образование; вольноопределяющиеся служили один год на льготных условиях (с правом жить вне казармы на собственные средства). При медицинском освидетельствовании ему сказали, что у него слишком сильная близорукость справа, но ШЛ к тому времени уже утвердился в своем решении и, поразив врача до глубины души, добился, чтобы его признали годным к призыву.

Collapse )