Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Моя 47-я (предпоследняя) лекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Послевоенные переговоры Израиля с Египтом, начавшиеся 13 января 1949 г. на острове Родос, продолжались шесть недель, сопровождались многими кризисами и завершились 24 февраля подписанием соглашения об "общем прекращении огня", которое не в полной, но в максимальной степени отвечало изначальным израильским требованиям: демаркационная линия перемирия устанавливалась в основном по линии международной границы 1906 г., отделившей территорию турецкой тогда еще Палестины от находившегося под британским управлением Египта; единственным отходом от этого принципа стало сохранение под египетским военным контролем сектора Газы; в районе Уджи (Ниццаны) по обе стороны от границы создавалась демилитаризованная зона; в остальных приграничных районах вводился режим ограниченного присутствия войск.

1 марта, через неделю после завершения израильско-египетских переговоров, на нейтральной полосе вблизи Рош-ха-Никры начались переговоры между Израилем и Ливаном, которые велись параллельно с начавшимися 4 марта на Родосе переговорами между Израилем и Трансиорданией. В контексте израильско-ливанских переговоров обеими сторонами изначально признавалось, что демаркационная линия перемирия пройдет по линии международной границы, установленной франко-британским соглашением 1923 г. Расхождения в позициях сторон были невелики, и переговоры удалось завершить за три недели, к 23 марта.

Иначе обстояло дело на переговорах с Трансиорданией, изъявлявшей претензии на Южный Негев, города Рамле и Лод и даже на предоставление ей "особого статуса" в Яффо. Возникла необходимость прояснить партнерам из Аммана, утверждавшим, что они контролируют Южный Негев, некоторые непреложные факты, и именно такое название, "Увда", или "Факт", получила начавшаяся 6 марта израильская военная операция.

В рамках этой операции две механизированные бригады, "Голани" и "Ха-Негев", следуя двумя удаленными друг от друга маршрутами, совершили эффектный марш по труднодоступной горнопустынной местности, преодолели свыше 250 км каждая и вышли 10 марта к Красному морю, доложив своему правительству, что они "преподносят в дар Государству Израиль Эйлатский залив". Эта бескровная операция – быстрый маневр, без боевых столкновений с противником – имела огромное политическое значение, и параллельно с ней, в рамках вспомогательной операции "Йиццув" ("Стабилизация"), бригада "Александрони" закрепила израильское военное присутствие у южной оконечности Мертвого моря и в полосе между Беэр-Шевой и Хевроном.

В новых условиях, не имея возможности оспорить факт израильского контроля над Южным Негевом и обоснованно опасаясь настроений израильского генералитета, настаивавшего в лице Игаля Алона и пр. на полном удалении вражеских сил за Иордан, Трансиордания заключила 3 апреля соглашение с Израилем, по которому она уступила ему также и часть территории, контролировавшейся иракскими войсками: район Вади Ара и полосу шириной от 5 до 8 км в Приморской равнине.

Два дня спустя на ничейной полосе у сирийского плацдарма в районе Мишмар-ха-Ярден начались переговоры между Израилем и Сирией, оказавшиеся особенно трудными, продолжавшиеся три с половиной месяца и в некоторый момент заставившие израильское командование полностью подготовить и довести до сведения войск план операции "Орен" ("Сосна"), в рамках которой трем бригадам АОИ предписывалось прорвать сирийскую оборону южнее озера Киннерет, подняться на Голанские высоты, выйти к Кунейтре и уже оттуда нанести удар в тыл сирийской группировке, удерживавшей плацдарм у разрушенного израильского поселения Мишмар-ха-Ярден. Угроза возобновления военных действий заставила Дамаск смягчить его требования, и 20 июля 1949 г. стороны подписали соглашение, по которому сирийские войска выводились с упомянутого выше плацдарма и из других районов к западу от международной границы, установленной франко-британским соглашением 1923 г., а сами эти районы объявлялись демилитаризованными зонами. Но если Сирия понимала это так, что они становятся "ничейной землей" (terra nullius), то Израиль настаивал на том, что они находятся под его суверенитетом и что ему дозволена в них любая гражданская деятельность. Данное обстоятельство стало причиной многочисленных пограничных инцидентов в последующий период и, в конечном счете, привело к военно-политическому кризису 1967 г. и к Шестидневной войне.

(no subject)

Моя 45-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Началу Октябрьских боев на юге предшествовала израильская уловка с подрывом собственной автоцистерны, поскольку Египет, предвидевший свое поражение, старался не дать Израилю повода для возобновления активных военных действий. Иначе обстояло дело на севере, где Фаузи Каукджи, командующий Арабской освободительной армией, обслужил себя сам. 22 октября 1948 г., в период объявленного ООН прекращения огня, АОА атаковала и захватила израильские позиции вблизи расположенного в Галилейском выступе киббуца Менара.

Попытка отбить их малыми силами (операция "Яэль") не удалась, и Израиль через наблюдателей ООН обратился к Каукджи с требованием оставить захваченные позиции. Отказ выполнить это требование привел к началу четырехдневной операции "Хирам", в ходе которой обширный район Центральной Галилеи, удерживавшийся тремя неполными бригадами АОА, сирийским батальоном и местными арабскими формированиями, был атакован четырьмя израильскими бригадами: "Одед" и 7-я бригада, наступая с запада и востока вдоль дороги Нагария – Рош-Пинна (шоссе 89), сомкнули клещи у перекрестка Саса, лишив АОА сообщения с ее базами снабжения в Ливане; наступавшая с юга бригада "Голани" рассекла окруженный арабский анклав, перерезала дорогу Акко – Рош-Пинна (шоссе 85) в районе Рамы и встретилась у Пекиина с одним из батальонов бригады "Одед"; четвертая бригада израильского Северного фронта, "Кармели", прикрывала Галилейский выступ от возможного сирийского удара с востока и осуществляла отвлекающие атаки. Так был уничтожен арабский анклав, о котором Моше Шарет сказал представителям СССР за несколько дней до начала израильского наступления на севере, что он представляет собой "слишком глубокое декольте", затрудняющее защиту предложенных ООН границ еврейского государства.

Мало того, 31 октября 1948 г., в последний день операции "Хирам", бригада "Кармели" отбила захваченные АОА позиции у Менары, перешла границу с Ливаном и захватила полосу ливанской территории до вади Салуки на западе и реки Литани на севере; указанная территория с находящимися на ней пятнадцатью деревнями удерживалась Израилем до марта 1949 г. и рассматривалась как возможная разменная карта в преддверии будущих переговоров с Ливаном и Сирией. Общим итогом операции "Хирам" стали освобождение всей Галилеи, окончательный разгром АОА и бегство ее остатков в Ливан. Вместе с отступающими частями Каукджи в Ливан бежали 30 тысяч галилейских арабов, но основная масса арабского населения в Галилее осталась, вопреки упованиям Давида Бен-Гуриона и несмотря на попытки командующего израильским Северным фронтом Моше Кармеля стимулировать массовый исход галилейских арабов за пределы Израиля.

(no subject)

Моя 38-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Египет направил свои основные силы через полосу Газы в сторону израильской Приморской равнины, тогда как восточное крыло его армии сразу же вступило на территорию Негева, отводившуюся решением ООН еврейскому государству, и, не встречая на своем пути израильских поселений и сил Хаганы, продвинулось далее через Беэр-Шеву, Хеврон и Бейт-Лехем к Иерусалиму. Иначе обстояло дело на основном, западном направлении, где египтяне уже 15 мая 1948 года потерпели первую неудачу, не сумев захватить киббуцы Нирим и Кфар-Даром.

24 мая им после пятидневных боев удалось захватить киббуц Яд-Мордехай, который они не могли обойти на пути к Ашкелону. От Ашкелона часть сил западного египетского крыла свернула на восток и через Фалуджу (Кирьят-Гат), Бейт-Гуврин, Таркумию соединилась с восточным крылом в районе Хеврона, отрезав израильские поселения в Северном Негеве от Приморской равнины. Наступление основных сил западного крыла возобновилось 28 мая, когда их авангард вышел к мосту через Лахиш к северу от Ашдода, оказавшись в 30 км от Тель-Авива. В районе Ашдода египтяне были контратакованы 1-3 июня силами израильских бригад "Гивати" и "Ха-Негев"; эта операция, получившая название "Плешет" ("Филистея"), не достигла своих целей, но произвела устрашающее воздействие на противника и убедила египетское командование в том, что его силы слишком растянуты от Рафиаха до Ашдода и от Ашкелона до Хеврона. На этом этапе любые замыслы дальнейшего наступления к Тель-Авиву или хотя бы к Явне были отложены египтянами и в центре их внимания оказалось удержание захваченной территории.

Закрепившись на линии Ашкелон - Хеврон, египтяне попытались 2 июня расширить ее на север захватом киббуца Негба, но этот киббуц устоял под натиском египетских войск. Безуспешными были, однако, и израильские попытки пробить протянувшуюся от Ашкелона к Хеврону линию египетских укреплений захватом тегартовой крепости Ирак-Суэйдан (Мецуддат-Йоав). Последним достижением египтян в преддверии Первого перимирия стал 7 июня захват киббуца Ниццаним к западу от Приморского шоссе на участке Ашкелон – Ашдод, но в целом наступательный дух и стратегическая инициатива были тогда уже утрачены египетскими войсками.

В завершающей части этой лекции даны краткий обзор боевых действий в воздухе и на море и общий анализ результатов первого периода боевых действий с участием регулярных армий арабской коалиции, продолжавшегося с 15 мая по 11 июня 1948 года.

Теперь последует двухнедельная пауза, наберитесь терпения.

Йоав Гельбер, "Почему был распущен Пальмах", глава XVII (окончание)

Заключительная часть публикации, предлагаемой в качестве факультативного материала к циклу моих видеолекций о Войне за независимость Израиля.

Начало здесь. Collapse )

Йоав Гельбер, "Почему был распущен Пальмах", глава XVII (начало)

В качестве факультативного материала к курсу видеолекций и, конкретно, к тем его частям, в которых затрагивались и будут еще затрагиваться различные аспекты конфликта Бен-Гуриона с военным руководством Ишува и с партией МАПАМ в период Войны за независимость Израиля (смещение Исраэля Галили, работа Комиссии пятерых, роспуск Пальмаха и пр.), предлагаю заинтересованной части аудитории перевод заключительной семнадцатой главы из книги военного историка Йоава Гельбера "Почему был распущен Пальмах" (יואב גלבר, למה פירקו את הפלמ"ח). Заключительная глава дает обобщенную картину событий и собственный взгляд исследователя на них, иногда в полемике с другими авторами, писавшими на близкие темы, и, безусловно, в полемике с точкой зрения многих из бывших пальмахников, которыми и через полвека после описанных в этой книге событий настойчиво утверждалось, что роспуск Пальмаха был личной прихотью Бен-Гуриона, исключительной функцией его властолюбия и т.п. В оригинальном тексте профессора Гельбера заключительная глава содержит 9 страниц, тогда как общий объем книги составляет 270 страниц, и естественно, что в этой главе не воспроизводится детальная информация по релевантному кругу вопросов, изложенная автором ранее, но для получения первичного представления о теме, равно как и о бытующих в связи с ней страстных суждениях, читателю будет достаточно знакомства с этой главой. Книга "Почему был распущен Пальмах" вышла в издательстве "Шокен" в 1986 году; по причине практикуемых в ЖЖ лимитаций объема публикуемого текста перевод ее семнадцатой главы дан здесь в двух частях. Collapse )

(no subject)

Моя 31-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

Мне стало ясно, что предлагаемый лекционный цикл будет неполным без рассказа о серьезном конфликте Давида Бен-Гуриона с военным руководством Ишува и с партией МАПАМ, пользовавшейся в релевантный период доминантным влиянием в Хагане. Этот конфликт, вызвавший накануне провозглашения независимости Израиля острый внутриполитический кризис в Ишуве и т.н. "бунт генералов", был обусловлен твердым желанием Бен-Гуриона преобразовать Хагану в единую армию, находящуюся в исключительном подчинении гражданскому правительству, что предполагало устранение сложившейся к тому времени тройной аномалии:

а) между Генштабом и Народной администрацией, она же с 15 мая 1948 года - Временное правительство Израиля, существовала промежуточная инстанция в виде Общенационального командования Хаганы, во главе которого стоял Исраэль Галили, воспринимавшийся многими военными как фактический командующий Хаганой, особенно на фоне болезни, часто лишавшей начальника Генштаба Яакова Дори возможности выполнять свои обязанности;

б) параллельно с Народной администрацией в качестве контрольно-координационного органа с неясными военными полномочиями сохранялся т.н. Комитет безопасности, учрежденный Еврейским агентством и Национальным комитетом Ишува в начале 1947 года и совершенно утративший свой смысл с созданием Народного совета и Народной администрации за месяц до провозглашения независимости Израиля;

в) внутри Хаганы, наряду с ее обычными бригадами, сохранялись бригады Пальмаха, подчинявшиеся собственному штабу и имевшие собственную систему подготовки призывных кадров и младших командиров.

В начале войны, когда Пальмах был единственной отмобилизованной силой Ишува, такое положение вещей было естественным, но по мере превращения Хаганы в массовую армию оно становилось источником многих проблем, в т.ч. и в сфере оперативного управления войсками, однако не меньший вызов нормальному процессу государственного строительства состоял в том, что Пальмах, имевший выраженную связь с одной из политических партий Ишува, часто рассматривал именно эту партию, а не правительство создаваемого государства, в качестве своего авторитетного руководства.

Майский 1948 года "бунт генералов" вынудил Бен-Гуриона пойти на определенный компромисс, но ему все же удалось добиться своей первой цели, связанной с упразднением Общенационального командования Хаганы и с принципиальным изменением личного статуса Исраэля Галили, а в дальнейшем – и всех остальных целей проводившейся им реформы, включая расформирование Пальмаха. В этой лекции рассматриваются история возникновения командных структур Хаганы и история политических групп, составивших в начале 1948 года Объединенную рабочую партию (МАПАМ), отмечается общее и разное между этими группами и, наконец, описываются позиция и лозунги МАПАМ в связи с вышеупомянутым кризисом, равно как и реакция Бен-Гуриона на них.

Традиционные оговорки: в одном месте сказано, что с созданием Народного совета и Народной администрации лишним органом оказался Национальный комитет, тогда как в действительности речь идет про Комитет безопасности; в другом месте начальник Управления планирования Генштаба Йоханан Ратнер назван Яаковом Ратнером. Извиняйте.

(no subject)

Моя 29-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

В этой лекции завершается описание военных событий второй половины апреля – первой половины мая 1948 года, и на этот раз речь идет о боевых действиях, которые велись тогда в Приморской равнине и в Северном Негеве: операция "Хамец" в Яффо и ближайших окрестностях Тель-Авива (27 апреля – 1 мая), операция "Киттур" в окрестностях Мазкерет-Батьи и Гедеры (4-15 мая), операция "Барак" в районе Реховота и Беэр-Тувьи (10 мая), операция "Медина" в районе Кфар-Сабы (13 мая), операция "Авраам" у дороги в Северный Негев (18 апреля) и оборонительные бои за киббуц Кфар-Даром (10 апреля, 11 мая), на который наступал батальон "Братьев-мусульман", находившийся в прямом подчинении египетского военного командования. В заключительной части лекции подводится общий итог второго этапа Войны за независимость Израиля, продолжавшегося с начала апреля до вторжения регулярных арабских армий 15 мая 1948 года.

Из традиционных уже оговорок: мэр арабского Яффо назван "мэром арабской Хайфы".

Про Амихая (Гиди) Паглина, командовавшего атакой ЭЦЕЛа в Яффо, я сказал, что он был одним из боевых командиров этой организации, но это не точно: со времени ареста Эйтана Ливни (да, она его дочь) в 1946 году Паглин был военным командиром всего ЭЦЕЛа, и в иерархическом отношении над ним стоял только Менахем Бегин, политический лидер организации. При этом Паглин был по многим признакам прямой противоположностью польского джентльмена Бегина: уроженец Эрец-Исраэль, бывший офицер разведки Хаганы, в типологическом отношении - хрестоматийный пальмахник, он уже и на старости лет мог заявиться на званый ужин в шортах и рубашке с отложным воротничком. Его брат Нериэль был в числе 23-х бойцов Хаганы (כ"ג יורדי הסירה), пропавших 18 мая 1941 года на судне, отправленном британским Управлением спецопераций (SOE) в находившийся под вишистским контролем ливанский порт Трипполи с целью подрыва расположенных там нефтеочистительных сооружений. Сам Амихай Паглин позже разочаровался в методах Хаганы, присоединился к ЭЦЕЛу, был на первом этапе рядовым бойцом, но быстро себя проявил и выдвинулся на главный командный пост. Надо сказать, тот еще был авантюрист: в 1972 году, после убийства израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене, он получил в Израиле год условно за попытку доставить оружие в Рим, где им, совместно с людьми из возглавлявшейся Меиром Кахане организации "Лига защиты евреев", планировался захват ливийского посольства. Тем не менее, Бегин назначил его в 1977 году своим советником по борьбе с террором, но в этой должности Паглин пробыл всего четыре месяца - до своей гибели вместе с женой в дорожной аварии. А Ливни, которого Паглин сменил в 1946 году, был освобожден 4 мая 1947 года в результате атаки ЭЦЕЛа на тюрьму в Акко, где он содержался, и был после этого посланником ЭЦЕЛа в Европе.

Еще у меня там несколько грамматических ляпов, типа "располагавшей тысячью шестьюстами бойцами" или "вблизи с Тель-Авивом", извиняйте. Я в тот день четыре лекции подряд отснял, язык уже заплетался.

(no subject)

По случаю доставки в Израиль останков Зехарьи Баумеля ז"ל даю ссылку на свой текст, содержащий, в числе прочего, описание боя у деревни Султан-Яакуб, в котором Баумель пропал без вести 11 июня 1982 года. Предлагаемый текст представляет собой одиннадцатую часть исторического очерка о Первой ливанской войне, публиковавшегося в "Вестях" в 2017-2018 гг. Всего в этом очерке было шестнадцать частей, и желающие смогут найти в предлагаемом тексте ссылку, ведущую к началу данного цикла публикаций.

(no subject)

Моя 23-я видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

С началом операции "Нахшон" на иерусалимском направлении Хагана фактически приступила к реализации своего Четвертого оперативного плана, утвержденного 10 марта 1948 г. Это случилось уже в начале апреля, хотя изначально Четвертый план предполагалось задействовать в самый последний период перед уходом англичан и вторжением регулярных арабских армий.

О самой операции "Нахшон" и о других военных событиях апреля и первой половины мая 1948 г. речь пойдет в дальнейшем, а в этой лекции излагаются основные положения Четвертого плана и рассматриваются вопросы о том, почему он не мог быть реализован раньше и, с другой стороны, почему к его реализации вынужденно приступили за месяц до намечавшегося срока. В этой связи упоминается операция "Хасида" ("Аист"), позволившая доставить самую первую партию чехословацкого оружия воздушным путем. В лекции также рассматриваются позднейшие попытки арабских и проарабски настроенных историков интерпретировать Четвертый план Хаганы как свидетельство изначально ставившейся руководством Ишува задачи изгнания арабского населения с территории еврейского государства.