Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

(no subject)

Моя третья видеолекция из цикла, посвященного Войне за независимость Израиля (1947-1949) и ее предпосылкам.

В этой части - создание Хаганы в ответ на арабские погромные выступления 1920-1921 гг., прибытие парохода "Руслан" и Третья алия, антисемитская политика правительства Грабского в Польше и Иммиграционный акт Джонсона-Рида в США как основные предпосылки Четвертой алии, арабские погромные выступления 1929 г. как реакция на рост Ишува в период Четвертой алии, приход нацистов к власти в Германии и "соглашение о трансфере", Пятая алия как стимул арабского восстания 1936-1939 гг., внутренние и внешние последствия указанного арабского восстания.

юбилейное № 12

Шестидневная война, 1967-2017

Часть XII. Седьмой день

Дов Конторер

Окончание. Начало в номерах "Вестей" от 6, 13, 20, 27 апреля, 4, 11, 18, 25 мая, 1, 8 и 15 июня с.г.

Название заключительной части данного очерка достаточно ясно указывает на ее содержание. В результате Шестидневной войны изменились базисные условия существования Израиля, самоощущение его граждан, картина его политических связей, тип его восприятия арабскими соседями и прочими странами мира, модель его отношений с еврейством диаспоры и пр. Речь идет об изменениях настолько масштабных и многоплановых, что попытка охарактеризовать их в тексте возможного для газетной публикации объема неизбежно будет поверхностной и условной. Она также неизбежно окажется субъективной, поскольку отношение израильтян к войне и победе 1967 года, бывшее на первом этапе достаточно однозначным, со временем усложнилось и, если не разделилось строго по типам предлагаемого решения проблем, порожденных этой победой, то, во всяком случае, оказалось в сильной зависимости от того, каким видит желанное будущее своей страны тот или иной израильтян.

Седьмой день библейского Шестиднева содержит в себе возможность двоякого толкования: это конкретный день божественного покоя, который с тех пор повторяется каждые семь дней, обладая непостижимым для нас до конца метафизическим своеобразием, но так же и указание на весь период существования сотворенного мира, ставшего полем деятельности человека, которому Бог, трудившийся над творением шесть дней, поручил попечение о мироздании. Схожая двусмысленность заключена в выражении Седьмой день, используемом в связи с Шестидневной войной: оно может указывать как на ранний послевоенный период, в который порожденные войной изменения стали осознаваться и давать первые результаты, так и на весь последующий период, т.е. на предопределенное в своих главных чертах Шестидневной войной дальнейшее историческое существование Государства Израиль, еврейского народа, ближневосточного региона и, в той или иной степени, всего мира.

Разговор о Седьмом дне Шестидневной войны в расширенном смысле этого выражения вообще невозможен в щедром, но не безграничном формате данного очерка. Он потребовал бы если не объемистой книги, то, как минимум, произведения равного этому очерку. Таким образом, автор заведомо определяет для себя здесь Седьмой день как ранний послевоенный период, ставший началом нового еврейского и ближневосточного времени. Но прежде, чем приступить к заявленной теме, следует кратко коснуться военных действий на море, безусловно второстепенных в общем контексте Шестидневной войны, но все же не настолько ничтожных, чтобы вовсе выбросить их из рассказа о ней. Collapse )