Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

30

Тридцать лет в любезном отечестве.

Волнительный был день, чего уж там. Сказать, что в то время прощались в "Шереметьево" навсегда, было бы преувеличением: уже как-то осознавалось, что процесс пошел, программа прогрессирует и что расстаемся мы, с Божьей помощью, до новой, пусть и не скорой встречи. Но уверенности не было, и опциональное "навсегда" сильно давило на психику.

В Вене обнаружилось, что из московского самолета в Израиль направляется только наша семья, все остальные устремились к зазывалам HIASa. Вернее, была еще одна семья, но то оказались русские пятидесятники (или что-то в этом роде) с неожиданно высоким градусом сионистской мотивации, и сохнутчики сами перенаправили их в HIAS с целью последующей доставки в Соединенные Штаты.

Обнаружилось также, что у мотькиной коляски в дороге колесо отвалилось, и мне пришлось проявить чудеса сноровки, приделав его на место с помощью скотча (клейкой ленты, не виски). Самолета в Израиль нужно было ждать четыре часа, и сохнутские дяди надеялись, что мы всё это время будем охранять свои чемоданы от происков международного терроризма. Я выразил уверенность в том, что противодействие терроризму должно волновать их никак не меньше, чем нас, и что по этому случаю охранять наши чемоданы будут они, а мы тем временем изучим капиталистическое окружение терминала. Сохнутчики нехотя затащили наш багаж в свой фургон, купили нам в супере пачку титулей и каких-то фруктов, после чего мы с починенной на скорую руку коляской отправились на прогулку.

Ко времени нашего возвращения приземлился самолет из Питера, в котором точно так же из общей массы зачарованных странников выкристализовалась только одна семья, желавшая воспользоваться своей израильской визой по назначению. Так мы и прибыли вместе с ними в "Бен-Гурион", единственные репатрианты в тот день.

Дама на регистрации, впечатлившись моим ивритом, поинтересовалась, как я полагаю правильным записать в новообретенном отечестве свою галутную фамилию. Тут-то я и поделился с ней тягостными сомнениями, которые давно терзали меня в связи с этим вопросом. Collapse )

по следам краткого отдыха на юге

В Нетивоте и Кфар-Маймоне мы оказались впервые со времени демонстраций 2005 года, почти ностальгия, но первую значительную остановку сделали в лесу (это слово здесь и в дальнейшем можно брать в сообразные нашим небеловежским реалиям мысленные кавычки) у расположенного к югу от Кфар-Маймона мошава Шокеда.

По случаю цветения анемонов в тех краях каждую зиму объявляется фестиваль "Даром адом" ("Красный юг"), и окажись мы там в выходные, от наплыва натуралистов пришлось бы сильно страдать, а в четверг было просто не одиноко. От Шокеды направились в такого же типа лес у киббуца Алумим, а потом в еще один такого же типа возле киббуца Беэри. Значительное скопление народу и даже народов обнаружилось только у Алумим: помимо немногих израильтян, там предавались игрищам на природе полторы сотни непальцев, индусов, ботсванцев и пр.

Из беседы с одним из организаторов этого праздника жизни мы узнали, что в Израиле на сельскохозяйственных факультетах учится изрядное количество студентов из стран Третьего мира, или как он теперь называется. В минувший четверг им был устроен йом кейф, и они прыгали на лужайках со своими национальными флагами под индийскую, как мне показалось, музыку в собственном исполнении и в аудиозаписи. "Очень музыкальные ребята, - задумчиво сообщил наш собеседник. – Хлебом не корми, а это вынь да положь". С израильским флагом они тоже скакали, здоровый подход.

Краснеющие от анемонов просторы радуют душу, но мне больше понравилось то, что лесная трава в это время года высокая, по колено и выше. Она скоро выгорит в скорбную желтизну, а сейчас - зеленая, свежая, обильная, будто мы не в Чикаго, моя дорогая. Collapse )

(no subject)

По следам краткого отдыха в Праге:

за пять дней мы не видели там ни одного кота.

Это, по моим наблюдениям, континентальный рекорд. Торжество европейской культуры, заставляющее с новой силой почувствовать наш левантийский котячий разврат. Зато собачек чехи справедливо уважают, в метро с ними ездят, и вообще.

Туристов там даже в ноябре столько, что страшно подумать, что у них творится весной или летом. Если верить уличным впечатлениям, половина туристов - русские, процентов двадцать - израильтяне, остальное - на всех остальных.

В Субботу на обе трапезы ходили в Бейт-Хабад, и там оказалось лучше, чем я ожидал. Вечером за наш стол хозяева усадили вместе с нами три молодые израильские пары и одного местного еврея средних лет, неплохо говорившего на иврите. Пары были из самарийского поселения Нофим, поселенческого форпоста Хавот-Яир и мошава Сде-Яаков в Изреэльской долине, так что мы могли почувствовать себя жителями большого города. Представители малого, в пределах "зеленой черты", Израиля оказались за нашим столом в меньшинстве: только мошавники из Сде-Яакова. В паре из Хавот-Яир муж, адвокат по профессии, сообщил, что единственным документом, подтверждающим его право на построенный им дом, является צו הריסה (предписание разрушить). Чешский еврей оказался убежденным сторонником местной компартии.

Кроме израильтян и немногих местных там еще были всякие разные, однако иврит доминировал. Язык международного общения.

Дни в ноябре короткие, но по вечерам всегда можно музыку послушать за смешные по нашим понятиям деньги, так что мы побывали на концертах в роскошном Общественном доме, Национальном театре (по-чешски он смешно именуется Národní divadlo) и в св. Микулаше. Вообще, там все очень дешево, за исключением цен в кошерных кафе и ресторанах, которые приближаются к нашим. В Бейт-Хабаде обе трапезы на двоих обошлись нам в 580 шекелей или около того. Ходьбы туда было от арендованной нами квартиры вблизи Вацлавской площади меньше получаса. Хозяин квартиры или, вернее, хозяйкин муж, с котором мы только и виделись, оказался арабом, но мы с ним ближневосточную политику не будировали, и общение наше проходило ровно, а квартира была очень удобная.

У меня это был второй раз в Праге, но первый случился давно и был очень кратким, так что пяти дней теперь не было слишком много. Сначала мы помышляли про какую-нибудь поездку в округе, типа в Карлштейн или в Чески-Крумлов, но быстро заключили, что потратим все дни на Прагу. Технический музей там отличный, кстати сказать, и в музее Альфонса Мухи было очень занятно. В общем, вернулись довольные.

в десятке

National Geographic назвал Тель-Авив в числе десяти лучших пляжных городов мира. Эту честь разделили с нашими приморскими братьями Барселона (Испания), Кейптаун (ЮАР), Гонолулу (Гавайские острова, США), Ницца (Франция), Майами-Бич (Флорида, США), Рио де-Жанейро (Бразилия), Санта-Моника (Калифорния, США), Сидней (Австралия), Ванкувер (Канада). Тель-Авив указан на девятом месте, между Сиднеем и Ванкувером.

Call it Miami Beach on the Med. Tel Aviv is the Dionysian counterpart to religious Jerusalem. In the “bubble,” as it’s known for its inhabitants’ tendency to tune out regional skirmishes, some restaurants, discos, and clubs are open until dawn. By day, the scene shifts to the city’s promenade and eight miles (13 kilometers) of beach literally steps from town. Head to wide and sandy Gordon Beach to sit in a seaside café or take a dip in the saltwater pool.

Дионисийский партнер религиозного Иерусалима. Пурим самеах.

Upd: еще у них есть категория Top 10 Oceanfront Cities, так в ней Тель-Авив вообще на первом месте - перед Таллином (Эстония), Сент-Джонсом (Канада), Сан-Диего (Калифорния, США), Марселем (Франция), Пертом (Австралия), Брисбейном (Австралия), Дурбаном (ЮАР), Владивостоком (Россия) и Портлендом (Майн, США). Тут уж я заподозрил взятку.

маугли

По ходу наших штудий в книге Даниэля обнаружил у Ибн-Эзры описание маугли. На уроке я этого не приводил, пусть будет здесь вдогонку.

В комментарии к четвертой главе Ибн-Эзра предостерегает читателя от мысли, будто Невухаднецар на семь лет натюрлих превратился в животное, и резонно объясняет, что с царем приключился микре хамур шель скизофреха, вызвавший временную профессиональную недееспособность. Это из текста и так понятно, но, видимо, бытовали разные мнения. Интереснее следующий пассаж у Ибн-Эзры, из серии "аналогичный случай произошел в Одессе":

Встретил я одного из наших друзей, верного духом, и он рассказал мне, что на острове Сардиния один необрезанный повредился рассудком, бежал от своих родителей и жил долгие годы с оленями, передвигаясь, подобно им, на четырех конечностях. Однажды по ходу королевской охоты был он отловлен вместе с другими оленями, и когда признали этого дурачка-оленя его родители, не узнавал он их и не отвечал им на их слова. Пытались кормить его человеческой пищей, и вина ему наливали, но он не ел и не пил, и лишь когда насыпали ему фуражу вместе с другими оленями, стал с ними есть. А в полночь убежал вместе с ними.

Каникулярное 8: Ассизи

Умбрия – единственный в Италии регион, не имеющий ни выхода к морю, ни общей границы с иностранными государствами, своего рода heartland полуострова. Современные границы Умбрии были установлены в 1927 году с передачей провинции Риети в регион Лацио, но Риети тоже не имеет выхода к морю. Считается, что в древности Умбрия знала времена, когда ее территория простиралась на северо-востоке до Адриатического моря, но это давнее состояние не оставило сильного отпечатка в ее истории. Приморский участок Умбрии назывался Ager Gallicus, т.е. Галльское поле, поскольку был заселен кельтским племенем сенонов.

Если Умбрия воспринимается как хартленд полуострова, может ли этот факт быть осмыслен шире, чем в собственно географическом смысле? Италию даже теперь, после полутора веков существования в качестве национального государства, трудно воспринимать как единое целое. Когда на стадии подготовки нашего маршрута я попросил всемирно известного гида Виктора Шамиса вкратце охарактеризовать разницу между Северной и Южной Италией, он немедленно мне ответил: "Как Эстония и Грузия". В Южной Италии я пока не был и поэтому не имею возможности оценить точность предложенной Шамисом ментально-географической метафоры. Признаюсь, она меня поразила, но в ходе нашей поездки, даже и не совершая скачков между Калабрией и Ломбардией, я иногда вспоминал "Эстонию и Грузию" в связи с теми или иными нашими впечатлениями. Collapse )

Каникулярное 6: Милан

Милан оклеветан глупыми блоггерами подобно Бобруйску.

Внимательный читатель этих записок помнит, что посещение северной столицы Италии явилось в нашем случае полнейшим экспромтом. В остававшиеся до отъезда туда часы я, конечно, навел о Милане справки. Закономерным образом оказалось, что многое в истории этого города связано с личностью Амвросия Медиоланского, который в 374 году в качестве префекта Северной Италии надзирал за выборами нового епископа в Милане, христианскую общину которого раздирали жестокие распри между арианами и католиками-православными (тогда это было одно и то же). В результате епископская кафедра была предложена самому Амвросию, несмотря на пикантное обстоятельство, состоявшее в том, что он не был тогда еще христианином.Collapse )

Каникулярное 5: Венеция

В Венецию, до которой от Вероны 110 км, мы планировали съездить дважды, в воскресенье и понедельник. Учитывая плотность нашего графика и все сопутствующие такой поездке расходы, это следует понимать как изрядный кредит доверия. После одного дня в Венеции мы пришли к выводу, что хотим использовать понедельник иначе, но это вовсе не значит, что один день там был плох, отнюдь и отнюдь. Просто Италия очень богата на предложения, и повторная поездка по той же невыразительной автостраде с повторной парковкой на Тронкетто показались нам слишком высокой ценой за то, чтобы еще раз увидеть Венецию, когда рядом столько непознанного.Collapse )

Каникулярное 4: Верона

Верона сначала не рассматривалась как место для закладки нашего лагеря. Посетить ее я, конечно, планировал, но базироваться мне казалось удобнее в Падуе, от которой и до Венеции рукой подать, и до Вероны недалеко, и стартовать потом в направлении Равенны логичнее. Однако в Падуе ничего подходящего снять не удалось, и тогда я перенес поиск в Виченцу, все еще рассчитывая не удаляться от Венеции и от кратчайшей дороги в Равенну. Но в Виченце тоже не обнаружилось ничего удобного нам, и лишь тогда выбор пал на Верону.

Задним числом этот выбор вполне себя оправдал.

Во-первых, потому, что Верона – в отличие от Венеции, например – значительно превзошла мои ожидания. Ничего плохого про Венецию не скажу, она пользуется заслуженной славой и умеет себя показать, имея все необходимые для этого данные. Но когда ждешь волшебства и не встречаешь его (или встречаешь вполсилы), не сбывшееся до конца ожидание неизбежно носит характер разочарования, даже если этого слова не хочешь произносить. С другой стороны, ожидания умеренные легко превзойти. В этом смысле города похожи на людей, и страстные поклонники Венеции могут не гневаться на меня: это не она, это я.

Во-вторых, дислокация в Вероне открыла перед нами опцию поездки в Милан, которая предварительным планом не предусматривалась, а Милан оказался по-настоящему грациозен и даже великолепен, вопреки моим подозрениям, питавшимся дурацкими отзывами об этом городе, на которые я натыкался в сети.Collapse )

Каникулярное 2: Первый Рим

Началось с того, что наш багаж туда вместе с нами не прилетел.

Мы специально брали с собой в самолет самый минимум вещей, чтобы легче было целый день ходить по Стамбулу, и вот оказалось, что весь наш багаж – шесть чемоданов и рюкзаков – то ли остался в Тель-Авиве, то ли застрял в пересадочном пункте. Я первый раз помянул Pegasus недобрым словом и отругал себя за доверчивость к лоукостерам, но делать было нечего, и мы поехали в снятую в Риме квартиру. В результате разборок, связанных с ожиданием багажа и последующим заполнением анкет, добрались мы туда уже в пятом часу утра, а на десять у нас были заказаны билеты в Музеи Ватикана. Спать пришлось совсем недолго.Collapse )