Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

О спортивном в конспирологии

Вот, натолкнулся у одного автора, сильно неравнодушного к еврейскому вопросу (Д.Е. Галковский, Бесконечный тупик, примечание к с. 6):

Начиная с реформ Петра I шло гниение верхов, к началу революции переродившихся даже в этническом отношении. Ведь это гротеск, что обер-прокурором Святейшего Синода стал еврей Саблер, одновременно с исполнением своих служебных обязанностей посещавший синагогу. "Случайно" такие вещи не происходят. Тут закономерность: протопресвитер царской армии – еврей Шавельский; протоиерей и придворный священник, духовник царской фамилии – Соколов, отец крупного сиониста Н.Д. Соколова; начальник дворцовой охраны – еврей Гессе; начальник Главного тюремного управления империи – еврей А.П. Соломон. Примеры можно продолжить до бесконечности.
Крупный сионист Соколов, папа которого Collapse )

Что к чему

Но на той же странице (Йома 9б) я обнаружил штуку покруче. Там ведётся известная дискуссия о том, что привело к разрушение Первого и, отдельно, Второго Храма. Сравниваются поколения, сравниваются последствия. Вывод сделан такой, что, хотя во времена Первого Храма грехи были тяжелее (идолопоклонство, смертоубийства, прелюбодеяния), с разрушением Второго Храма всё обстоит намного серьёзнее. "Грех их (беспричинная ненависть богобоязненных евреев друг к другу) не был открытым, потому и конец [изгнания их] не был открыт", то есть теперь неизвестно, когда Избавление последует. И если сравнивать, кто "лучше", поколения Первого или поколения Второго Храма, то решающим аргументом в этом споре, по мнению р. Эльазара и р. Йоханана, являются руины неотстроенного до сих пор Иерусалима (ну, а в наше время, понятное дело, златоглавое капище на Храмовой горе). И вроде бы как этот аргумент перевешивает слова Рейш-Лакиша о том, что евреи теперь и в отсутствие Храма занимаются Торой.

До сих пор всё в целом известно и, в основном, понятно. А вот дальше следует история, проливающая неожиданный для этой дискуссии свет на возможные причины разрушения Второго Храма. Дело было так:

Рейш-Лакиш, известный спортсмен, как обычно, плавал в Иордане. Пришёл Рабба бар Бар-Хана [и] протянул ему руку. Сказал ему [Рейш-Лакиш]: о Боже! [как] я вас ненавижу! Рабба бар Бар-Хана был родом из Вавилонии. В Эрец-Исраэль он приехал на время, поучиться в йешиве р. Йоханана в Тверии, а затем пустился в дальнейшие путешествия. Видимо, разговор на берегу Иордана произошёл в тот момент, когда стало ясно, что Рабба бар Бар-Хана намыливает лыжи. Ведь не стал бы Рейш-Лакиш высказывать свою ненависть к жителям Вавилонии честному фраеру репатрианту, который навеки пришёл поселиться. А то, что Рейш-Лакиш имеет в виду именно жителей Вавилонии, очевидно из дальнейшего текста и отмечается всеми комментаторами. Потому что написано: "Была бы она стеной, на ней мы выстроили бы башню серебрянную, а была бы она дверью - заложили бы её досками кедровыми" (Песнь Песней 8:9). Если бы вы волки позорные вавилонские уподобились стене и взошли [в Эрец-Исраэль] все вместе во времена Эзры, были бы вы словно серебро, которое не подвержено тлену. Но теперь, поскольку вы поднялись как двери, то есть не все, а только малая часть вавилонских изгнанников, да и те - словно двери, которые туда-сюда открываются (Раши), вы подобны кедру гниющему. Здесь обвинительная речь Рейш-Лакиша заканчивается, и выслушавшие её пересказ мудрецы уточняют: Чё с [тем] кедром? Улла сказал: "Сасмагор". У мудрецов остаются вопросы, да и мы от себя добавим, что слово непонятное. Даже Штейнзальц ему греческого источника не подыскал. Но считается, что это какая-то тля древесная, которая почти всё дерево поедает, но немного от того дерева всё же остаётся. Итак: Что за "сасмагор"? То есть, тлю такую мы знаем, но хотелось бы всё же понять, что есть что в этой метафоре. Что есть съеденная часть дерева и что в сухом остатке? Сказал рав Абба: Бат-Коль в сухом остатке, то есть слабое подобие пророчества, сохранявшееся во времена Второго Храма, как мы [и] учили [в барайте]: "После того, как умерли последние пророки Хаггай, Зехарья и Мал'ахи, удалился Дух Святой от Израиля, но ещё использовали Бат-Коль".
То есть, Рейш-Лакиш со всей убеждённостью говорит, что дело не столько в прегрешениях поколений Второго Храма, сколько в том, что во времена Эзры евреи недостаточно активно использовали возможности, предоставленные им персидским мандатом. Взошли бы все, и повернулась бы история иначе. Настолько ему эта убеждённость покоя не даёт, что он даже и много лет спустя после разрушения Второго Храма, пренебрегая любезностью, высказывает недобрые чувства ко всем еврейским жителям Вавилонии.

Далее мудрецы задаются вопросом о том, кто мог слышать эту приватную беседу у Иордана. Рейш-Лакиш был известен исключительной щепетильностью в выборе собеседников, и человеку, которого он удостаивал разговора на улице, при свидетелях, легко давали крупную ссуду без гарантов, поскольку честность такого человека считалась стопроцентно доказанной. Создаётся впечатление, что Рабба бар Бар-Хана не казался мудрецам человеком, с которым Рейш-Лакиш стал бы разговаривать публично. Во всяком случае, эта история была пересказана рабби Йоханану, и тот из жалости к обиженным, наверное, высказал несогласие с оценкой Рейш-Лакиша, своего давнего друга и постоянного оппонента. По словам р. Йоханана выходит так, что не мог Второй Храм устоять - потому, что слишком многим были евреи обязаны персам при его строительстве. В этом смысле предательство англичан по отношению к еврейскому Ишуву обнадёживает, конечно.